Радушное общение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Байки, рассказы , истории театральные и не только...


Байки, рассказы , истории театральные и не только...

Сообщений 361 страница 380 из 387

361

Ни об одном адвокате не рассказывали столько анекдотов, сколько о великом Федоре Плевако;
не будет большим преувеличением сказать, что обо всех присяжных поверенных, вместе взятых, не существует столько «кратких рассказов об интересных случаях», сколько о нем одном.
Причин появления легенд много, но главная из них, несомненно, мистическая вера в его почти безграничные способности «народного защитника»; вера, надо признать, возникшая отнюдь не на пустом месте.
Он одерживал блестящие победы в суде, но молве этого было мало – и она превращала их в невероятные истории.

Однажды он защищал пожилого священника, обвиненного в прелюбодеянии и воровстве.
По всему выходило, что подсудимому нечего рассчитывать на благосклонность присяжных.
Прокурор убедительно описал всю глубину падения священнослужителя, погрязшего в грехах.
Наконец, со своего места поднялся Плевако.
Речь его была краткой: «Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грех?»
Нет надобности уточнять, что попа оправдали.

И еще одна история.
«Прокуроры знали силу Плеваки. Старушка украла жестяной чайник стоимостью дешевле 50 копеек. Она была потомственная почетная гражданка и как лицо привилегированного сословия подлежала суду присяжных.
По наряду или по прихоти защитником старушки выступил Плевако.
Прокурор решил заранее парализовать влияние защитительной речи Плеваки и сам высказал все, что можно было сказать в защиту старушки:
бедная старушка, горькая нужда, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость.
Но – собственность священна, все наше гражданское благоустройство держится на собственности, если мы позволим людям потрясать ее, то страна погибнет.
Поднялся Плевако:
– Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за ее больше, чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали ее, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на нее, взяли Москву. Все вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь... Старушка украла старый чайник ценою в тридцать копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно.
Оправдали».

https://d.radikal.ru/d21/2110/2b/84e7f2ff3ef8.jpg

/ интересно очень послушать его бы речи на нынешних процессах. когда на скамье подсудимых очень большие чины  и люди/

362

Факты из жизни Ференца Листа:

https://c.radikal.ru/c09/2110/b0/f4d67bd4c4e0.jpg

1.Будущий композитор был единственным ребёнком в семье. Родители его был относительно обеспечены, и относились к крестьянскому сословию, служа одному из венгерских вельмож.

2.Так как «начальник» родителей юного Ференца благоволил к искусству в целом и к музыке в частности, он держал собственный оркестр. Именно в составе этого оркестра Ференц впервые взял в руки виолончель.

3.Отец Ференца Листа, видя склонность сына к музыке, всячески поощрял его занятия в этом направлении.

4.Когда мальчику исполнилось 8 лет, его отец начал организовывать его выступления в домах местной знати. Выступления юного музыканта пользовались большим успехом, и ему прочили славу «нового Моцарта» (см. интересные факты о Моцарте).
Ференц Лист пытался поступить в Парижскую консерваторию, но не смог этого сделать из-за дискриминации — туда принимали только французов.

5.За всю творческую карьеру Лист сочинил более 1300 произведений.

6.Именно он положил начало новому жанру в сочинении музыки — симфоническим поэмам.

7.Сам он был великолепным пианистом, и нередко давал сольные концерты. Причём часто фортепиано на сцене было несколько — Лист играл то на одном, то на другом.

8.Ференц Лист сочинил всего одну оперу. Она долгое время считалась безвозвратно утерянный, но в начале 20-го века пропавшую партитуру нашли.

9.Лист утверждал, что на его творчество оказала влияние музыка Шопена и Паганини .

10.Играя на фортепиано, он проявлял такую энергию и эмоциональность, что почти всегда повреждал инструмент, разбивая его молоточки и разрывая струны.

11.На пике своей популярности Ференц Лист постригся в монахи и в итоге занял пост аббата в одном из монастырей. Он не оставил творчества, но стал сочинять исключительно произведения духовной тематики.

12.Последний концерт Листа состоялся менее чем за две недели до его смерти.

363

Юрий Стоянов рассказывал. Ну, который "Городок".
- Со мной на одном курсе в театральном училась одна Вика. Ну, Вика и Вика, и фиг бы с ней. И тут приглашает она нас, полудурков- недоактёров, к себе домой. Ну, мы чё? Вина взяли, закуски какой-то и припёрлись на Тверскую. В нехилую такую квартиру. Мне бы сообразить что "обычные" студенты в таких не живут, но молодость! как говорится. Мы там скетчи всякие, шутки, прибаутки, анекдоты. Как положено студиозам. И тут... Открывается дверь... В дверях стоит Генеральный Секретарь Центрального Комитета Коммунистической Партии СССР Леонид Ильич Брежнев! И эта, которая Вика:
- Ой, дедушка! А это Юра! Он так смешно тебя изображает!
Сказать что я окаменел или ноги там отнялись - это промолчать просто... Перед глазами пронеслась вся недолгая жизнь и мысль, что Магадан от Москвы не так уж и далеко и люди там тоже ведь как-то живут.
И Ильич такой, прищурившись:
- Ну что, Юрик.  Выдай нам что-нибудь.
Я, деревянным языком, какой-то, не вспомню, приличный и не смешной анекдот "выдал". Он помолчал и сказал:
- Не надо тебе Леонида Ильича пародировать. У меня смешнее получается.
Из интернета.

364

Вот музыка та, под которую
мне хочется плакать и петь.
Возьмите себе оратории,
и дробь барабанов, и медь.

Возьмите себе их в союзники
легко, до скончания дней…
Меня же оставьте с той музыкой:
мы будем беседовать с ней.

Это случилось в пятьдесят девятом году.
Я работал в «Литературной газете». У меня уже были первые песенки и первая широкая известность в узком кругу.
Это очень вдохновляло меня. Я очень старался понравиться именно им, моим литературным друзьям.
Один из них, назовем его Павлом, позвал меня на свой день рождения. Были приглашены и некоторые другие сотрудники из нашего отдела литературы.
Я отправился к Павлу, конечно, вместе с гитарой и со своим ближайшим другом тех лет, начинающим писателем Владимиром Максимовым.
Мы добрались до Плющихи, нашли дом. Нам открыли дверь. Гостей было уже с избытком, и наши уже были здесь.
И вот мы вошли в комнату и начали рассаживаться за уже накрытым столом.
Слышался обычный возбужденный галдеж, затем в него вмешался плеск разливаемого в бокалы вина, затем прозвучал тост в честь пунцового именинника… И звон стекла, и кряканье, и вздохи – и вдруг тишина и сосредоточенное поедание праздничных прелестей, и восторженные восклицания, и, в общем, как обычно, удовлетворенное журчание голосов, этакий ручеек, постепенно, от тоста к тосту, превращающийся в мощный поток.
В доме Павла я был впервые, и родственники его были мне незнакомы. Судя по их лицам и разговорам, простые милые люди, в основном из московских работяг. Они и преобладали за столом. А наших было мало, и они, конечно, старались не очень-то «высовываться» и не нарушать господствующего климата своим интеллектуальным вздором.
Так, нашептывали друг другу всякие остроты и посмеивались украдкой.
Только Володя Максимов был крайне мрачен.
Наконец, когда было достаточно выпито и съедено, отяжелевшие гости потянулись в соседнюю комнату.
Мои подмигивали мне многозначительно.
Я шел и понимал, что, по уже установившейся традиции, предстоит петь.
Меня это в те годы радовало.
Я начал привыкать к интересу, который проявляли к моим песням мои друзья.
Рядом двигался хмурый Максимов.
Пока мы сидели за столом, я, зная о его пристрастии к спиртному, подумал, что наступил этот час и потому он так мрачен.
Но оказалось, что он трезв, трезвее меня и всех остальных, и это было непонятно.
В тесной комнате кто сидел, кто стоял.
Мне подали гитару.
Все замерли.
Я чувствовал себя приподнято, хотя, конечно, и волновался: очень хотел угодить слушателям.
– Что же мне вам спеть? – спросил я, перебирая струны, – что-то сразу и не соображу…
– Может быть, «Сапоги»? – шепнул кто-то из своих.
Я подумал, что «Песенка о сапогах» – это военное.
Это не ко дню рождения…
И посмотрел на Максимова. Он был мрачен.
– Ну, «Неистов и упрям…», – подсказали снова.
– Нет, – сказал я, – начну-ка с «Последнего троллейбуса»… Все-таки московская тема…
Я стал перебирать струны. Одна фальшивила. Принялся настраивать. Было тихо.
«Когда мне невмочь пересилить беду…» – запел я.
Максимов опустил голову.
Выпевая, я подумал, что следующей будет «Песенка о Леньке Королеве». Да-да, подумал я, хоть и военная, но все-таки московская.
Я пел и попутно обмозговывал свой небогатый репертуар. И вот конец: «…и боль, что скворчонком стучала в виске, стихает…» – и последний аккорд.
Кто-то из своих захлопал. И вдруг из дальнего угла крикнули требовательно:
– Веселую давай!.. «Цыганочку»!..
– "Цыганочку"!.. – загудели гости, и кто-то затянул «Ехал на ярмарку ухарь-купец…».
Я не понимал, что происходит.
Стоял, обнимая гитару.
Тут ко мне подскочил Максимов, дернул меня за руку и прошипел:
– Пошли отсюда!.. – и повел меня насильно в прихожую. – Давай одевайся! Скорей, скорей!.. Пошли отсюда!..
Мы вышли из квартиры.
Ноги у меня были деревянные. Голова гудела.
– Я не хотел тебе говорить, – сказал, кипя, Максимов уже на ночной улице, – когда мы пришли, там, на столике в прихожей, лежал список гостей, и возле твоей фамилии было
написано – «гитарист»!
(Булат Окуджава. ,,Автобиографические анекдоты")

https://b.radikal.ru/b00/2110/5c/8e6cdf0a73e8.jpg

365

Длина проволочки - 52 сантиметра.
Эта проволочка удерживает пробку в бутылке шампанского. Это длина подвязки для чулок мадам Клико - она так изящно пошутила и оставила о себе память.
Я лично вино не пью; но совсем не о шампанском речь. А о женщине, которая осталась вдовой в 27 лет. Муж умер от лихорадки, она осталась с маленькой дочкой на руках. И с винными погребами, где хранилось шампанское. Это был промысел опасный: мутное шипучее вино взрывалось так, что в погреб спускались только опытные мужчины в железных масках. Чтобы не изуродовало осколками.
И эта молодая вдова бизнес продавать не стала. Наоборот - стала работать изо всех сил. Продала свои драгоценности, купила ещё виноградников, изобрела способ сделать вино прозрачным; много всего придумала и изобрела. И сама спускалась в погреб - теперь вино занимало 18 километров бывших римских каменоломен! Женщина в 19 веке все это сделала сама; трудно поверить. Но вот такая она была, эта Барб-Николь. И шампанское вдовы Клико продавалось по всему свету.
А когда наши победили Наполеона, пришли во Францию и на радостях стали грабить погреба и пить вино, она сказала мудро: «пусть пьют. Потом они заплатят!». И точно - шампанское так понравилось гусарам, что потом сразу 10 тысяч бутылок в Россию продали - вкус победы запомнился! И доброе отношение вдовы тоже.
И очень она разбогатела. Большие суммы тратила на добрые дела. Работала до самой смерти, а прожила почти 90 лет. Замуж вот только не вышла. Не хотела. Работала много; а может, любила кого-то, да не судьба была? Иначе зачем она так пошутила с длиной проволочки? Намекнула на интимную деталь туалета - подвязку? Которую некому было развязать…
Такая вот была первая бизнесвумен - вдова Клико. Энергичная и смелая дама, добившаяся невероятного успеха. А замуж - ну, есть другая ее крылатая фраза: «есть только одно качество шампанского - высшее!». А остальное - просто мутное вино…
Анна Кирьянова
https://a.radikal.ru/a12/2110/78/344b2bf7a2aa.jpg

366

БЫЛО ДЕЛО...

Однажды актеру МХАТа, народному артисту СССР Михаилу Яншину пришлось озвучивать огурец в мультфильме.
Он очень долго выяснял, что́ из себя представляет этот огурец.
В ответ на вопрос, зачем ему это нужно, актер сказал:
одно дело, когда говорит огурчик, греющийся на грядке,
и совсем иное - когда он должен быть закатан хозяйкой в банку.
При этом Яншин так убедительно изобразил эти два различных состояния, что художники были вынуждены внести поправки в образ огурца.

https://c.radikal.ru/c15/2111/9c/ae75a63e0462.jpg

367

"Микеланджело шел по рынку, где продавался мрамор. Он увидел прекрасный камень и спросил о нем.
Владелец сказал:
- Если хочешь этот камень, бери бесплатно, потому что он просто валяется и занимает место.
Двенадцать лет никто даже не спрашивал о нем; я не вижу в этом камне никакого потенциала.
Микеланджело взял камень, работал над ним почти целый год и создал, может быть, самую прекрасную статую, которая только существует.
Через год, когда Микеланджело закончил работу, он пригласил к себе владельца лавки, потому что хотел ему что-то показать.
Владелец не мог поверить своим глазам. Он сказал:
- Где ты взял этот прекрасный мрамор?
- Не узнаешь? – сказал Микеланджело.
– Это тот самый уродливый камень, который ждал перед твоим магазином двенадцать лет.......

https://c.radikal.ru/c19/2111/53/43ed51ff300a.jpg
скульптура Микеланджело «Оплакивание Христа» находится в Ватикане в соборе Святого Петра.

368

НАХОДЧИВЫЙ АСТРОЛОГ .

https://a.radikal.ru/a13/2111/46/b0dac699791e.jpg

Существует легенда о том, как однажды Альмансор, придворный астролог французского короля Людовика XI, предсказал скорую смерть его любовницы Маргариты де Сассенаж.
Эту фаворитку король очень любил и по свидетельствам очевидцев только с ней был по-настоящему счастлив.
Маргарита родила Людовику двух дочерей – Жанну и Марию, которых король признал, возвел их в ранг принцесс и дал королевскую фамилию Валуа.
И вот, спустя неделю после страшного пророчества астролога, молодая, здоровая и цветущая женщина Маргарита де Сассенаж внезапно умерла от неведомой болезни.
Разгневанный монарх приказал выбросить звёздного предсказателя из окна самой высокой башни своего замка.
Когда в сопровождении охранников астролога вели на казнь, и он проходил мимо Людовика XI, король мрачно поинтересовался, знает ли прорицатель, что его ждёт: «Скажи-ка, ловкач и всезнайка, без колебаний предрекающий судьбы других, ведома ли тебе собственная судьба и сколько времени осталось тебе жить?»...
Астролог Альмансор смекнул, в чём дело, и ответил, что он умрёт на три дня раньше своего короля.
Это был самый правильный ответ.
Очень мудрый.
Услышав такое предсказание, Людовик XI  отменил казнь.
Он велел своим слугам тщательно оберегать астролога и следить, чтобы тот ни в чём не нуждался.

369

Телеграммы Артура Конан Дойля лондонским банкирам

Сэр Артур Конан Дойль  однажды решил подшутить над британскими банкирами. Не будь он сэром-рыцарем и мировой знаменитостью, то эта шутка могла бы стоить ему весьма дорого.

Какой же розыгрыш он придумал?

Он выбрал адреса двенадцати самых крупных лондонских банкиров, которые пользовались в обществе репутацией исключительно честных и добропорядочных людей, и по каждому адресу послал телеграмму следующего содержания:
«Всё выплыло наружу! Скрывайтесь!»

И что вы думаете?

На следующий день все двенадцать банкиров исчезли из Лондона!

Классический пример того, что в каждой шутке есть только доля шутки.

https://c.radikal.ru/c02/2112/89/1d0699b876af.png

370

А Ширвиндт----

В «Вокзале для двоих» Рязанову нужен был эпизодик с ресторанным пианистом.
Он написал мне письмо:

"Дорогой Шурик!
Я прибегаю к эпистолярному жанру, потому что мне стыдно смотреть тебе в глаза, предлагая ЭТО.
Речь идёт о персонаже по имени пианист Дима.
Хотя он числится в ролях, фактически это эпизод.
Если бы ты подарил нам 3–4 съемочных дня, это было бы для меня счастьем, а для картины украшением.
Итак, спаси, пожалуйста, наше драматургически-половое бессилие и сыграй Диму.
Тату целуй. Твой Элик"

Вся наша ресторанная история с Люсей Гурченко в фильме была придумана на площадке.
В те годы существовало очень мощное Всероссийское объединение ресторанных оркестров.
После выхода фильма на одном из его совещаний обсуждали мою роль.
Была страшная полемика и крик.
Одни говорили, что это издевательство над их профессией, другие – что, наоборот, тут сыграна судьба:
талантливый пианист вынужден работать в ресторане.
И у меня долго хранилось письмо – решение этого собрания.
По-моему, они так и не договорились, издевался я или наоборот.

Я всю жизнь завидую Рязанову.
Завидовать таланту стыдно, но, слава богу, кто-то придумал, что зависти бывают две – чёрная и белая.
Я завидую белой.
Я завидую его мужеству, моментальной реакции на зло и несправедливость, выраженной в резких поступках.
Я завидую его стойкой и вечной привязанности к друзьям.
Я завидую диапазону его дарований.
Я завидую силе его самоощущения.
Я преклоняюсь перед формулой его существования: «Omnia mea mecum porto» («Всё своё ношу с собой») –
он духовно и материально несёт шлейф биографии, помнит и любит всё, что с ним случилось.

https://c.radikal.ru/c26/2112/7f/446697053f5e.jpg

371

Баланчин:
Я  читал, что  когда Чайковский сидел и писал Шестую симфонию, «Патетическую», нужны были деньги.
Чайковский обратился за помощью к своему издателю, а тот говорит ему:
напиши что-нибудь легкое для рояля, чтобы любители могли играть. И еще можешь написать какие-нибудь романсы, я тебе хорошо заплачу.
Так что Чайковский решил, что будет писать каждый день по фортепианной пьесе или романсу.
Он говорил: «Пеку свои музыкальные блины».
И действительно, за две недели Чайковский написал восемнадцать пьес для фортепиано и еще шесть романсов.
Причем сначала жаловался, что сочинение идет довольно туго, а потом увлекся и стал работать с невероятной быстротой.
И хорошие вещи получились!
Тогда Чайковский послал к издателю своего лакея с письмом: вот, дескать, тебе твои пьесы и романсы; пожалуйста, заплати за них, как договаривались, по сто рублей за штуку.
Издателю музыка Чайковского так понравилась, что он ему заплатил по сто пятьдесят рублей за штуку!
Чайковский потом шутил: если, говорит, я бы так год просидел в деревне, сочиняя, то стал бы миллионер.
Чайковский писал Надежде фон Мекк «Вдохновение — это такая гостья, которая не любит посещать ленивых».

Волков С.М. «Страсти по Чайковскому. Разговоры с Джорджем Баланчиным»

https://a.radikal.ru/a21/2112/5d/6eb5b975e549.jpg

372

Станислав Говорухин «Черная кошка»

https://c.radikal.ru/c07/2112/6f/9e3f6ff914cb.png

Пришла ко мне девочка — мы ей давали прочесть сценарий на предмет героини.
— Ты где-нибудь уже снималась? — спрашиваю.
— Да.
— Где?
— У Вас, — надо было видеть мою удивленную морду. — Пригласила весь класс на премьеру, а Вы меня вырезали.
С ужасом вспоминаю: в «Робинзоне» был большой объект — «Родительский дом». Снималась чудная девочка, девятиклассница. Фильм разросся, эпизод пришлось выбросить. Девочку (как это часто бывает в кино) предупредить забыли. И вот мы снова встретились.
— Понравилась тебе роль героини? — спрашиваю.
— Нет.
«Какая странная девочка. Фильм явно будет иметь успех, сразу станет кинозвездой…»
— А кого бы ты хотела сыграть?
— Маньку-Облигацию.
— Ну что ты говоришь? Манька-Облигация — прожженная… А ты!? Посмотри на себя…
Словом, отправил я ее домой.
Потом пробовал на Маньку разных (и даже очень знаменитых) актрис.
И играли они хорошо…
А все равно как-то не по правде.
Я, как Станиславский, говорил себе: «Не верю!»
Уже съемки начались, а Маньки-Облигации нет.
И вот тогда я решил — без всяких проб, прямо на съемки — вызвать эту странную девочку.
После первого же снятого кадра я понял:
вот она, Манька-Облигация!
Живая, настоящая…

https://a.radikal.ru/a14/2112/89/15a8f2640a77.jpg

373

Татьяна Ф написал(а):

вот она, Манька-Облигация!
Живая, настоящая…

Действительно...,настоящая Манька! :cool:

374

Не бери на понт, мусор))

375

Русский, французский и китайский лингвисты решили написать имена друг друга, каждый на своём языке.

— Моя фамилия Ге, — сказал француз китайцу.
— В китайском языке два иероглифа Ге, но, к сожалению, ни один из них не подходит для фамилии.
— Почему?
— Потому что один имеет значение «колесо», а другой передает звук, с которым лопается мочевой пузырь осла.
— А что плохого в колесе?
— Мужское имя не может быть круглым. Для твоего имени мы возьмем иероглиф Шэ, означающий «клавиатура», «корнеплод», «страница», а также прилагательное «бесснежный» и дополним его иероглифом Нгу, означающим мужской род. В конце я пишу иероглиф Мо — «девственный».
— Но это, мягко говоря, не совсем…
— Никто не будет считать тебя девственником, просто без иероглифа Мо иероглифы Ше-Нгу означают «сбривающий мамины усы».

— Хорошо, теперь я напишу твое имя.
— Моя фамилия Го.
— Отлично, я начну твою фамилию с буквы G.
— Что означает буква G?
— У нас, европейцев, сами по себе буквы ничего не значат, но чтобы проявить к тебе уважение, я поставлю перед G букву H — во французском она все равно не читается.
— Отлично! Дальше O?
— Нет, чтобы показать, что G — произносится как Г, а не как Х, надо после G поставить букву U, а также H — чтобы показать, что U не читается сама по себе, а только показывает, как правильно читать G, и буквы EY, показывающие, что слово не длинное и скоро закончится.
— Hguhey… дальше O?
— Нет, О во французском произносится как А или Ё, в зависимости от стоящих по соседству букв, ударения и времени года. Твое чистое О записывается как AUGHT, но слово не может кончаться на T, поэтому я добавлю нечитаемое окончание NGER. Вуаля!

Русский лингвист поставил бокал на стол, взял листочек и написал «Го» и «Ге».
— И всё?
— Да.

Француз с китайцем почесали в затылке.
— Хорошо, а какая у тебя фамилия?
— Щекочихин-Крестовоздвиженский.
— ............................
— А давайте просто выпьем? — первым нашёлся китаец.

Русский кивнул и француз с облегчением поднял тост за шипящие дифтонги.
( из сети)

https://i.imgur.com/CIdjDJz.jpg

376

Скорпиошка
Ха-ха-ха--
Какие китайцы смышленые однако!

377

Это было давно.
Будущий режиссер и оператор Валя Белоногов и я залезли в большие долги.
Стипендия во ВГИКе была 38 рублей, а мой долг вырос до 500!
Нам одалживала деньги наша однокурсница-казашка из очень обеспеченной семьи, у нее папа — секретарь обкома партии.
Давала и никогда не спрашивала, когда отдадим.
В то время по стране прошел слух, что хрусталь подорожает, и его начали все скупать.
Валя познакомился с одним грузином, который был готов платить 6 к 1 за каждый предмет: за 10-рублевый фужер давал 60.
Мы подговорили девчонок и ребят с актерского факультета подать заявления в загс, за что тогда выдавалось приглашение во Дворец бракосочетания.
А потом они не являлись на регистрацию.
С этими приглашениями, их у нас собиралось 6 — 7 штук за раз, мы шли в пункты, где хрустальные сервизы выдавали напрокат на свадьбу.
Мы продали их грузину, и через неделю у нас было несколько тысяч рублей.
А в пункт проката отнесли то, что грузин не брал, и объяснили, что все остальное перебили на студенческой свадьбе.
С нас взяли штраф — копейки, себестоимость сервиза.
Мы отдали долги и даже список написали, на что остаток потратить:
этому купить теплое пальто, этому — теплую обувь, себе хотели мотоцикл, чтобы на нем ездить во ВГИК.
А потом начали обмывать и все-все спустили. Во ВГИКе говорили: «Панкратов гулял в ночь с 16-го по 27-е».
Затем нас с Белоноговым кто-то заложил, и завели уголовное дело за мошенничество в особо крупных размерах.
Нас спас от суда Борис Волчек, отец Гали Волчек. Борис Израилевич, когда узнал о нашей афере, только и сказал: «Ну таланты!»
Он позвонил министру МВД Щелокову (у них были хорошие отношения) — дело закрыли, и мы остались в институте.
А хрусталь действительно подорожал — слухи ходили не случайно.

Александр Панкратов-Чёрный

https://c.radikal.ru/c36/2201/54/1372ca9d4417.jpg

378

Эльдар Рязанов. «У природы нет плохой погоды»

Я шел по опустошенному осеннему лесу. Под ногами была затвердевшая от первого заморозка земля. Где-то сиротливо каркали невидимые вороны. Я вышел на опушку. Передо мной покатым косогором стелилось поле. Рыжая стерня, охваченная инеем, серебрилась. На горизонте темнела узкая полоска дальнего леса. Крыши деревеньки высовывались из-за косогора, на котором прочно стояли могучие двухэтажные стога. Освещение было тусклое, хмурое. Серо-синие, низкие облака недвижно повисли над озябшим полем. Казалось, я нахожусь не в тридцати километрах от Москвы, а за тысячи верст, и живу не в двадцатом веке, а лет эдак двести назад.

Свежий сухой воздух покалывал щеки, бодрил, походка была упругой, а душу наполняло беспричинное ощущение счастья. И вдруг сама собой в голове возникла первая строчка:

— У природы нет плохой погоды...

Не успел я изумиться этому явлению, как следом родилась вторая:
— Каждая погода — благодать...

Если учесть, что я уже около тридцати лет, со времен давней юности, не занимался стихосложением, — это было странно. Я подумал, что сейчас это наваждение пройдет, но получилось иначе. Неудержимо поползли следующие строки:

Дождь ли, снег... Любое время года
надо благодарно принимать.

Я удивился. Честно говоря, мне показалось, что строфа недурна. И вдруг случилось необъяснимое: строчки полезли одна за другой. Не прошло и двадцати минут, как стихотворение сочинилось само, не обращая на меня никакого внимания, как бы помимо моей воли.

Отзвуки душевной непогоды,
в сердце одиночества печать,
и бессонниц горестные всходы
надо благодарно принимать.

Смерть желаний, годы и невзгоды,
с каждым днем все непосильней кладь.
Что тебе назначено природой,
надо благодарно принимать.

Смену лет, закаты и восходы,
и любви последней благодать,
как и дату своего ухода,
надо благодарно принимать.

У природы нет плохой погоды,
ход времен нельзя остановить.
Осень жизни, как и осень года,
надо, не скорбя, благословить.

Я быстро повернул домой, бормоча строчки, повторяя их, так как боялся, что стихотворение забудется. Войдя в дом, я немедленно перенес все на бумагу.

Стихи «У природы нет плохой погоды» стали песней. О том, как я обманул Андрея Петрова, всучив свои вирши под маркой того, что, мол, их сочинил Вильям Блейк, я уже рассказывал.

После этого случая изредка (очень редко!) меня посещало эдакое странное состояние души, в результате которого возникали небольшие стихотворения. Как правило, грустные. Даже горькие. Я объяснял себе это тем, что веселые, жизнерадостные силы я трачу в комедиях, а печаль тоже требует своего выражения, своего выхода. Может, это объяснение ненаучно, но меня оно удовлетворяло.

379

Царь Александр I и прачка. ,
Случай на набережной Невы

Этот исторический анекдот в 1880 году опубликовал в петербургском журнале «Исторический вестник» выдающийся писатель Николай Семёнович Лесков.
Рассказ о любопытном случае на берегах Невы автор знаменитого «Левши» написал со слов своего отца – Семёна Дмитриевича, который был следователем и некоторое время служил в Санкт-Петербурге.
Однажды друг его отца, некто Волконский (что интересно – не князь) шёл со своим товарищем по фамилии Беллавин по одной из набережных столицы. Дело было зимою, в сумерки, в гололёд и при небольшой снежной замети.
Шли приятели, беседовали между собою и вдруг увидели, как у портомойни какая-то баба-прачка тащила на взвоз салазки с вымытым, мокрым бельём.
Небольшое уточнение: устаревшее слово «портомойня» – это место на берегу реки, приспособленное для стирки и полоскания портов, штанов то есть, а также прочей одежды и белья.
А ещё одно старинное слово «взвоз» в данном случае – это подъём, иногда с бревенчатым пандусом, ведущий от реки к набережной.
И вот этот взвоз стал для бедной прачки непреодолимым препятствием – по нему водовозы таскали кадки с водою, которая плескалась и до того ровно облила весь подъём, что он обледенел, осклиз и подняться по нему было чрезвычайно трудно, особенно с тяжестью.
Бельё, разумеется, было тяжёлым и как только прачка довезла его до взвоза, то для случайных прохожих началось смешное зрелище, а для неё сплошная мука.
Баба со своими санками, в обледеневших сапогах, карабкалась-карабкалась по склону, но едва достигнув его половины, поскальзывалась и съезжала вниз.
Салазки с тяжёлым бельём тянули её назад, и она всякий раз падала и потешно скатывалась к реке на четвереньках.
Долго «каталась» бедная баба со своим грузом по наледи туда-сюда безо всяких шансов подняться наверх...
Очевидцы, не к чести своей, вместо помощи стояли и наблюдали за происходящим.
Вдруг Беллавин дёрнул Волконского за рукав и сказал: – Государь!
В серых сумерках появилась фигура царя Александра I.
Встреч с императором Александром Павловичем в Петербурге не опасались и не избегали, но если он шёл по улице один, да ещё в такую серую пору, то считали неделикатным попадаться ему на глаза.
Этим показывали уважение к его желанию пользоваться свободою обыкновенного человека.
Зная это, Волконский с приятелем поспешили очистить царю дорогу и спрятались в ближайшем переулке.
Только они успели уйти, как государь подошёл к тому месту, на котором они стояли. Александр заметил прачку и стал озираться по сторонам.
Никого вокруг не было.
Можно было подумать, что император осматривается затем, чтобы кого-нибудь позвать на помощь, но на деле вышло не так.
Александр Павлович именно того и желал, чтобы его никто не видел, и чуть только он убедился, что ничей глаз за ним не наблюдает, одним движением сбросил на гранит набережной шинель и сбежал в одном мундире к продолжавшей своё восхождение прачке.
Царь взял из рук женщины верёвку, перекинул её через плечо и шибко вытащил салазки с бельём на тротуар.
– Дай Бог здоровья твоему благородию! – крикнула ему снизу поднимавшаяся баба.
– Хорошо, матушка, хорошо, буду здоров! – ответил он и, накинув шинель, скоро пошёл своею дорогою, вероятно спеша согреться.
Волконский с Беллавиным вышли из своей засады и спросили у прачки: – Знаешь кто это тебе салазки вывез?
– Какой-то офицер добрый... – ответила тётка.
– Это был сам государь! – сообщили приятели.
Баба оторопела и сначала было сделала шаг в ту сторону, куда ушёл император, но сейчас же остановилась и, кусая ногти, молвила:
– Экая я дурища, какой случай пропустила попросить!...

На этом месте позволю себе прервать повествование замечательного писателя Николая Семёновича Лескова для того, чтобы обратиться к вам с вопросами:
– Как вы думаете, что могла попросить простая прачка у самодержца всероссийского?
Какие именно царские милости она хотела бы получить?
Вольную грамоту от крепостной зависимости?
А может быть подать челобитную о какой-нибудь вопиющей несправедливости или жестоком обращении с ней её барина?
Неужели она совершенно заурядно желала денег?...
У вас есть ещё варианты?...
Так вот, Волконский спросил у прачки:
– А о чём бы ты хотела его просить?
И та ответила:
– Да чтобы он приказал дать мне хоть одну рубашечку ему выстирать...

https://d.radikal.ru/d13/2202/d2/ba097fac21ef.jpg

/ у  меня  встречный  вопрос в  голове  возник---
а  как бы  поступил  *высший чин* , мэр или  губернатор , в наше  время , если б встретил обыкновенную даму  из низшего общества , которая   , ну, например., рассыпала  яблоки-картошку  под ноги  этому чину. /

380

19 июля 1980 года актёр и режиссёр Александр Ширвиндт в одиночестве грустил в своей квартире. В комнате всё было готово к торжеству - накрыт шикарный стол, с разными вкусностями и напитками, только занять его было некому.
"Ну как так, у меня день рождения, а гостей нет?" - думал Александр Анатольевич. Оказывается виновницей всему была международная Олимпиада из-за которой в центре города перекрыли часть улиц. По ним проходила эстафета олимпийского огня и гости проехать просто не имели возможности.
Ширвиндт просидел на балконе в ожидании полдня, но так никого и не дождался. "Эх, пропал праздник", — грустно подумал он. И вдруг увидел забавную картину — к его дому в семейных трусах и майках с серебристыми повязками на головах, и олимпийскими факелами в руках бежали Эльдар Рязанов, Марк Захаров, Григорий Горин и Андрей Миронов.
Друзья не могли не поздравить Александра Анатольевича и пошли на хитрость. Разделись до трусов и маек, купили в магазине спорттоваров факелы и серебристые ленточки на голову, как у настоящих олимпийцев, которым доверили пронести по улицам Москвы олимпийский огонь.
- Как же вам это в голову пришло? — утирая слёзы от смеха спросил товарищей Ширвиндт.
- Это всё Миронов, - рассмеялся Григорий Горин. - Ни с того ни с сего начал кричать: "Эврика! Ребята я всё придумал! Раздевайтесь!"
Андрей Миронов скромно кушая в углу тортик пожал плечами и заявил:
- Нет, ну а чего? Всё же получилось отлично. Сработало. Просто вспомнил про фильм "Джентльмены удачи". Милиционеры даже и не подумали нас остановить.©️

https://d.radikal.ru/d08/2202/f7/a0cd264d9a31.jpg


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Байки, рассказы , истории театральные и не только...