Радушное общение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Рассказы...


Рассказы...

Сообщений 921 страница 938 из 938

921

_NOVA_
chanel 5

https://a.radikal.ru/a35/2111/f4/8f7ec4d9b670.jpg

922

Вечером поехала на дачу. Одна. Без детей, без животных, без мужа.
Как только добралась до места, отзвонилась мужу, типо, всё в порядке.
Потом прогулялась по темному саду, проверила замки на амбарах и сараях, включила отопление и улеглась смотреть фильм про любовь.
Через час звонит муж:
- Зря ты собаку с собой не взяла. Было бы не так страшно ночью в большом доме!
Успокоила мужа, что мне и так не пугливо.
Следующий звонок от сына:
- Тебе там не страшно одной? Может мне приехать?
Нет, отвечаю сыну, мне совсем не страшно.
Дочь позвонила ближе к полуночи:
- Я бы одна не осталась, или не спала бы всю ночь от страха... Как ты? Не боишься одна? В ночи кромешной?
Короче! Они все добились своего!
Встала, оделась, сходила в сарай, принесла топор, лопату и электролобзик!!!
Всю ночь не спала, проверяла работает ли лобзик и под рукой ли топор!
  Elenka Alisa

923

ДУРЬ УШЛА.
Родился раньше срока. Был слабенький и бледный. Часто болел. За него очень боялись, потому что постоянно пугал какими-то неожиданными болезнями. И каждый раз думали: это всё.
Но он потихоньку рос. Правда, долго не мог ходить. И разговаривать научился позднее сверстников. Родные полагали – иногда, что с умственным и психическим развитием тоже будут проблемы.
Но Бог миловал. Постепенно в норму входил. И всё наладилось. Однако болезненность не отступала. Частые ангины. Острые и опасные. ОРЗ и прочее. Привязчивая аллергия чуть ли не на всё.
И его, конечно, баловали. Особенно бабушка. Потому что мальчик как бы был её достоянием. Он почти жил у неё. Она его многому научила. Терпение нужно огромное – ходить научить. А затем играть, слушать внимательно книжку, мультик до конца досмотреть. А ещё правильно ложку держать и за собой ухаживать.
Не только терпение требуется. Но и любовь. Тоже большая и сильная.
Чтобы он что-нибудь сделал – нужно было уговаривать. Чуть ли не подкупать. Это очень сердило отца. И он его наказывал, когда мама и бабушка не видели.
Сын поэтому отца недолюбливал. Старался держаться от него подальше. А отец, как говорится, и не лез. Пусть женщины сами справляются. Карты им в руки. А он – мужчина, работает и семью содержит.
И годы также бегут.
Мальчик годам к десяти немного окреп. Ангины и ОРЗ отступили. И он днями бегал с мальчишками во дворе. Учился слабо: с двойки на тройку. Видимо, избалованность виновата. Заниматься не хотел.
Годам к пятнадцати жизнь его заполнили друзья. Он ставил их выше родителей. И бабушки, которая его воспитала. Не разговаривал с ними, смотрел свысока и грубил.
Мать и бабушка как бы были недостойны его внимания. Друзья – то ли дело!
Как-то уехал к другу на дачу. И отключил телефон. Не было почти сутки. За это время мать с бабушкой, наверное, потеряли не один год жизни. Явился довольный и спокойный. Сказал, что уже вырос. И контролировать себя не позволит. Пусть они – взрослые – примут этот факт.
Отец не удержался. Влепил пощёчину. Бабушка бросилась защищать внука. Была безобразная сцена.
Мальчик вызывал бешеное беспокойство всех взрослых. Отец полагал, что его сын, как говорится, ленивая бестолочь. Что нормального человека из него не получится.
Примерно то же самое думала о нём мать. Но надеялась на чудо. Чудо – конечно – армия. Что она вразумит и на путь истинный направит.
Бабушка испуганно отгоняла от себя печальные мысли. Тайком молилась за «своего мальчика». И иногда говорила ему на ушко, что верит в него.
Самое тяжелое время – от пятнадцати до семнадцати лет. Мальчик был как ненормальный. Злость в глазах и в словах. Холодное презрение ко всем, кроме друзей.
Слёз было пролито немало. И родители боялись, как бы он никуда не вляпался. Вдруг дело до колонии дойдёт? Кто знает, где мальчика носит? Чем занимается?
Он часто дома не ночевал. Обособился и как будто озлился.
Вырос, ноги и руки сделались большими. Плечи вымахали.
Исполнилось восемнадцать лет. За столом сидел тихий, как бы поникший. Его поздравляли. И он иногда улыбался. Слушал, что бабушка говорит о своей жизни. И о быте. Слушал и ничего не говорил. Молчал.
На следующий день появился у неё. Принёс какую-то коробку. Вытащил из неё инструмент. Ничего не говоря, прошёл в комнату. Починил дверку у книжного шкафа. Она болталась на одной петле. Затем вынул все книжки. Выровнял корпус шкафа, укрепил ножки. Налил воды и протёр полки. Вернул книжки на прежнее место.
В прихожей снял старый замок, на который нельзя было положиться. И поставил новый – с собой принёс. Смазал машинным маслом, и дверь ответила мягким летящим движением.
Бабушка смотрела и тихонько плакала. На кухне съел большую тарелку борща. Поцеловал старушку и ушёл.
А она сидела и думала. Поняла, что дурь ушла. И из колючего неуравновешенного подростка получился мужчина.
Не зря верила – в него.
©Георгий Жаркой

924

Дневник Розы (10)

31 мая. Иногда человек, а иногда жизненная ситуация ставит нас перед трудным выбором. Агнес предложила мне уехать вместе с ней в Шотландию. Навсегда. Все эти дни она наблюдала за мной со стороны и пришла к выводу, что я достойна большего. Я вижу, что ты не бедствуешь, и у тебя есть друг, сказала Агнес, но, поверь, в моём тихом, провинциальном городке очень приветливые, отзывчивые жители и ты обязательно с кем-нибудь подружишься. Я могу и хочу предложить тебе другую жизнь, Роза, а ты, я уверена, сможешь её принять и использовать во благо. Из окон моего дома можно любоваться китами, сидя на крыльце слушать прибой, любоваться закатом солнца и прекрасной природой. В доме два этажа, три спальни, большая кухня, уютная столовая, просторная ванная, огромные окна, сад с розами. Английским ты владеешь не хуже меня, говорит Агнес, работу подберём без проблем, зарплаты в Новой Шотландии отличные...

Я сижу, очумевшая и онемевшая, не знаю, что и сказать. Всё слишком неожиданно. Когда живёшь себе, живёшь и думаешь, что так будет всегда: этот город, эта работа, эта квартира. Соседи, знакомые улочки, любимый балкон, путешествие в другую страну и возвращение обратно. И вдруг земля уходит из под ног, всё круто меняется. Нужно принять решение и уехать (или не уехать) навсегда за границу, узнать (или не узнать) других людей, другой образ жизни, полюбить другой дом и другой вид из окна. От этих мыслей дух захватывает. А как же Саймон? Роза, насчёт Саймона не волнуйся, всё решается, утешает меня Агнес. Конечно, хлопоты будут, тут всё сложнее, чем с человеком, но у нас есть время и есть деньги, это главное. Мой славный Саймон станет законным гражданином Шотландии? Увидит море, услышит шум прибоя?

Ещё Агнес призналась, что несмотря на то, что не может иметь детей, она всё же испытала нежное, материнское чувство любви к одной малышке, когда тридцать лет назад утешала её во время грозы. Ты была так напугана, а я пыталась тебя успокоить, говорила Агнес, от тебя пахло манной кашей и клубничным вареньем, наверное, так пахнут все дети. Я целовала твою тёплую макушку и говорила, что скоро выглянет солнце и будет всё хорошо, а меня в это время наполняли новые, неизведанные эмоции. Я могла бы быть хорошей мамой, но увы...

Именно тогда я поняла, что несмотря на неприятности, в жизни всегда есть и будет место для прекрасного. На себе испытала: не стоит с головой погружаться в горести и обиды, даже в самые тёмные времена нужно искать свет, он есть. А если нет, свети сама. Это тоже спасает.

Во всей этой ситуации есть ещё кое-что, требующее внимания: Глеб сделал мне предложение. Там, в деревне, три дня назад, мы сидели в лодке, рядом, на одной лавочке. Он учил меня правильно работать вёслами и сказал, что я очень красивая. А я сказала, видимо назрела необходимость сходить ему к окулисту и выписать другие очки. Я хорошо вижу, ответил Глеб, ты самая лучшая девушка на свете, прошу стать моей женой. Я чуть из лодки не выпала. Честно, не ожидала, думала, мы просто друзья. А если совсем-совсем честно, то я себя в качестве замужней женщины уже давно похоронила. Считала, что после тридцати семейная жизнь мне не светит. Оказывается, ещё как светит. Глебу сказала, что нужно подумать. Что со всем этим делать? Агнес, узнав о предложении, светится, словно новогодняя ёлка, говорит, что не пережив счастья материнства, она теперь испытает счастье быть бабушкой. Кто бы сомневался. Я думаю, не стоит её разочаровывать и я стану женой мужчине, которого люблю.

Начинается кутерьма.

Автор: Gansefedern.

925

Дневник Розы (11)

19 августа. Привет, дневник.

У нас всё готово к отъезду: на столе четыре стопки документов, в прихожей - чемоданы, в спальне - сумки. Месяц назад я получила статус законной супруги лучшего мужчины на свете. Мужчина же в ответ получил чёрт знает что: маленькую, серую мышь в больших очках. Глеб говорит, что если у женщины доброе сердце, а в трудную минуту она всегда рядом, всё остальное неважно.

Саймон стойко перенёс многочисленные поездки и осмотры, его психика устойчива и достойна восхищения: ни разу не мяукнул. Настоящий шотландец. Он привит, чипирован и обработан. Завтра улетает в Шотландию, где его ждёт не дождётся Агнес. Для него уже куплены мягкие лежанки, игрушки, новая посуда. У сэра Саймона теперь есть паспорт и все основания мечтать о том, как будет греть свой, наконец-то потолстевший, пушистый хвост на берегу моря. Бедный кот уже в ...цатый раз, с обидными для меня равнодушием и невозмутимостью на морде выслушивает рассказ о требованиях к перевозке животных за границу: всё пытаюсь подготовить его к возможным неприятным моментам. Но, похоже, что я волнуюсь больше, чем сам Саймон.

Мы с Глебом улетаем днём позже, визы иммиграционные. Потом будет ступенчатое получение гражданства.

Ещё один гражданин уезжает с нами в Шотландию: бабушкин фикус Вениамин. Друзей не бросаем. На него тоже имеется необходимый для пересечения границы документ: сертификат. Опытный флорист уже привёл его в надлежащий вид, сделал обрезку, завернул корни в сырое полотенце и пожелал счастливого пути. Заверил, что на новом месте Вениамин, при надлежащем уходе, быстро разрастется и будет краше прежнего.

Напоследок маленькая, тёплая история про одного старичка. Иван Сергеевич очень давний читатель в нашей библиотеке, с удовольствием штудирующий Макгрегора, Борхеса, Мураками, Баха, Коэльо. С ним очень интересно общаться, на всё у него свой особый взгляд, своё мнение, и мы, когда в зале нет посетителей, иногда болтаем, делимся впечатлениями от прочитанных книг. В один из моих последних рабочих дней ИС вызвался проводить меня до дома, так сказать - попрощаться. На улице, привязанная к велосипедной стойке, его ждала собака, настоящий цвергшнауцер. У вас прелестный друг, сказала я старичку. Ах, Роза, знали бы вы, как я переживаю по этому поводу. Арно действительно, прекрасная собака. Я нашёл его три года назад на кладбище, когда приехал навести порядок на могилке жены. Щенок ползал в траве, жалобно скулил и никого рядом. Ветеринары говорят, что он чистопородный цвергшнауцер и мог бы побороться за звания и титулы.

Один Бог, Розочка, знает, как скрасил Арно мою одинокую жизнь. А я не могу отблагодарить его в ответ, ведь он достоин лучшего. Он мог бы блистать на выставках, получать призы и медали, но я слишком стар, чтобы заниматься его образованием и возить его куда-либо. Мы ведём обычную жизнь, гуляем три раза в день в парке, общаемся, вот и всё.

Милый Иван Сергеевич, сказала я, перестаньте казнить себя. Я уверена, Арно счастлив с вами. Разве собака может оценить наличие у неё звания или титула? Ей что нужно: тёплый дом, миска каши, ваша любовь и внимание. И кто знает, каково бы ей жилось у другого хозяина? Вы нужны друг другу, Арно спасает вас от горького одиночества, а вы спасли его от смерти. Просто живите, радуйтесь каждому дню, любите и будьте счастливы.

Они пошли домой, а я смотрела, как по парковой аллее уходили двое: старичок в поношенном пиджаке и прекрасный Арно. И, конечно, плакала. Хлебом не корми, дай пустить слезу от умиления. Пусть у них всё будет хорошо.

До свидания, дневник.

Автор: Gansefedern

926

Как я люблю народную русскую речь! Два раза читала.

Соседку по палате, древнюю, худенькую старушонку, привезли ночью. Она что-то бормотала себе под нос, и дежурная медсестра, прислушавшись поняла - бабулька молится! Под утро ее прооперировали, и, придя в себя, она, шамкая беззубым ртом, рассказывала, что оперировала ее врачиха:
— Така тошшенька, така маленька, така лядашшенька, в чем душонка держится!
Женщины, слушая ее, улыбались. Заведующая хирургическим отделением действительно была невысокого роста, и с виду хрупкая и слабая. Но только с виду! Эта маленькая женщина с сильными руками и мужским, твердым характером крепко держала в руках, как медицинские инструменты, так и все отделение. А старушка, усевшись поудобнее на кровати, махнула ладошкой и сказала:
— Вот сейчас жизнь расскажу. Сама я из Чернушей. Замуж меня выдали, перед войной, когда мне едва исполнилось восемнадцать. Муж попалси жадной, кажный кусок за мной учитывал, кажну копейку. Не залюбила я яго. Все ругается, чего ни сделаю, все не так. Забрали яго на войну, а я и рада. Дома стало тихо. Ну, и голодовала и жила как все. Работала в колхозе, а как наши отступать стали, в последнюю-то ночь так я собе робеночка-то и сблядова-а-ла! Уж очень ласковый был солдатик! Я от мужа таких слов не слыхала, и никогды ён меня не приголубить, не приласкаеть! Мама узнала, говорить: «Носи! Не дай Бог мужа убьють, все не одна останесси».
Родила я мальчика, такой славной! Ростила яго, а в конце войны муж вернулси. А я уже у мамы жила. Ён пришел и говорить:
— Иди домой, давай дальше жить!
Я у мамы спросила, а она и говорить:
— Не ходи! Прибьеть, и скажеть, что бляяядь! И будет корить…!
И я отказала. Сын вырос хороший, на шофера выучилси. Ожанила я яго. Недолго пожил. Восемьнадцать годов назад ён в аварии погиб! Внучат не оставил, не успел. Схоронила я яго, и так мене тошно стало! Продала дом и уехала под Москву. Тама в Малаховке домок купила. Работала в колхозе, жила одна.
Даааа… Как-то приходить сосед. И говорить, мол, есть мужик, про тебя справляется. Я яму и сказал, что самостоятельная, сурьёзная. Завтре придем тебя сватать. А я посмеялась! Ну, назавтра убралась со скотиной, полы намыла, поставила самовар - чаю хочу! Вдруг идуть! Ну, зашли, сели, бутылку на стол и стали сговаривать. Я говорю, что, мол, подумаю. Они уходють, а ён осталси. Говорить:
— Давай сразу жить, чего думать?
А я ему шумлю:
— Я тебе кто? Шалашовка какая, тольки увидала, и сразу ноги раздвинула!
Ну и выгнала яго мятлой! Ён потом цельный месяц ходил. Потом пришел и говорить:
— Бери паспорт, пойдем в ЗАГС.
Ну расписалися, и какой мужик хороший попалси. Доброй, ласковой! Мы поросенка зарезали, мясо продали, я яму деньги отдаю, а ён и говорить:
— Убери! На кой они мне? Ты у мене хозяйка, тобе и деньги, командовай!
Тольки десять годков прожила с им, как у Христа за пазухой! Помер ён, а я через год собралась и обратно вернулась на родину. Купила собе домок и живу. Сноха моя, бывшая, замуж вышла, дети у ей. Но она хорошая, ловченная, ходить ко мне, искупаеть меня, бельишко мое постираеть! У ей корова, так она, мне молока давая, яйцы давая, творог-смятану давая! Ну вот я на нее дом-то и подписала. И деньжонки у мене есть, дом-то в Малаховке я продала. Сноха меня и похоронить, если что. И теперь у мене внуки есть. Ходять ко мне, воду носять, дрова носять, уголь носять. А зимой и дорожку ко мне прочистять. И сюды она мене привезла, говорить, мол, грыжа. А топеря и нет! Докторица отрезала! В обедах приедеть, каравайцев привезеть, да творогу-смятаны, очень я люблю. У ей корова играла, так я молока не пила. А топеря можно!
Устав разговаривать, она прилегла и немного погодя заснула. Перед самым обедом в палату вошла крупная, красивая женщина, с сумками и термосом в одной из них. Подойдя к кровати бабули, она тихонько присела на стул, и стала выкладывать на тумбочку пакеты и баночки, пластиковые коробочки и яблоки. Поставила подальше от края термос, и оглядев привезенные гостинцы вздохнула:
— Давно спит? - спросила она шепотом.
— Да уже часа полтора, обед скоро! - ответила ей одна из женщин.
Красавица тихонько провела рукой по рукаву бабулькиной рубашки:
— Мама! Просыпайтесь! Я приехала, да и обед скоро, потом еще поспите! - негромко сказала она.
Бабуля открыла глаза и, увидев свою посетительницу, обрадовалась:
— Ой, как хорошо, что ты приехала, я ждала тебя, поскучала даже. Как там дома дела? Кот-то мой как? В дому-то тепло ли? - засыпала она вопросами посетительницу.
— Все у нас в порядке, дома у вас тепло, ребята ходили, протопили, кот накормлен, не волнуйтесь! Вот я пенсию вашу получила, принесла, да почтальонка принесла ваши квитанции на газету и вот тут коммунальные квитки. Я все оплатила. Может, покушать чего хотите? Я привезла каравайчиков, как вы любите.
— А творогу-смятаны привезла?
— Конечно! Каравайцы Сонюшка пекла как вы учили, у нее теперь хорошо получаются.
Сноха открыла термос и покормила бабулю бульоном. А потом выложила в тарелочку тонкие блинчики и поставила рядом стакан со сметаной.
— Кушайте на здоровье!
Покормив бабулю, она причесала ее растрепавшиеся седые волосы, обтерла какой-то душистой водой руки и лицо, оправила постель.
Незаметно и легко сновали вокруг бабули ее полные красивые руки. Когда она ушла, старушка откинувшись на подушку сказала:
— Топерь я помирать не боюсь. Раньше боялась, как была одна. А нониче знаю, и обиходють, и все по-порядку сделають! Хорошая сноха! При такой снохе, и дочки не надо!
И похвалила сама себя:
— Молодец Нюшка! И как я энту девку-то разглядела, сама не пойму. И сыну сказала, хорошая супружница тобе будить, а она и вправду хорошая!
Людмила Рассказова

927

БАБУШКА ПО ОБЪЯВЛЕНИЮ
Я уже давно принадлежала только себе и коту, а год назад почувствовала лёгкую ностальгию по работе с детьми, возможно, это было простое желание быть нужной. Вычудила, в местной газете разместила объявление "Кому нужна бабушка, звоните" и телефон. Думала печатать не будут, но купив очередной номер, увидела свой текст. Первым позвонил мужчина:
- Здравствуйте. Я по объявлению... Вам дедушка, случаем, не нужен? А-то, даже пройтись, свежим воздухом подышать не с кем.
- Предложение интересное, но боюсь, я не подойду для совместных прогулок. Простите.
Хихикнула и отключила мобильный.
Потом долго никто не звонил и недели через две, когда я почти забыла о своем чудачестве раздался звонок.
- Я наверно поздно? В газете ваш номер указан, написано...
- Я слушаю!
- Меня зовут Марьяна. У меня сын... Нам , мне, нет Сашеньке нужна бабушка, а у нас нет, а хотелось бы..
- Марьяна, меня зовут Маргарита Матвеевна. Думаю, разговаривать нужно при встрече. Как Вы считаете!?
- Да, конечно. Но где?
- Можем встретиться в парке или кофейне.
- Наверно, в парке лучше.
Я была готова к любому повороту событий, но то, что я увидела, меня потрясло. Средь белого дня ко мне подошла молодая, размалеванная женщина, безвкусно одетая с коляской, в которой сидел мальчик, лет пяти. Он плохо говорил, не мог ходить, было непонятно, понимал ли он речь.
- Что с ребенком?
- Инвалид.
- Это я вижу. Что говорят врачи?
- Ничего особенного. Говорят, что надо сдать, вылечить невозможно.
- Какие молодцы! Ну а ты?!
- А что я могу, я даже не медсестра?!
И она залилась слезами. Краска полилась темными струйками, нос захлюпал и мы замолчали. Мальчик посмотрел на мать, на меня, качнул головой и стал показывать пальцем на приземлившегося у коляски голубя.
- Гули, гули
Сказала я
- Ули
Повторил Саша.
Марьянана проревелась, успокоилась и стала подтирать размазанную тушь, глядя в зеркало.
- Отец ребенка где?
- Он с нами не живет, да и не жили мы, так, встречались. Когда забеременела, сказала и он исчез, сменив номер.
- А мать с отцом?
- Меня у междугородной трассы нашли.
- Детдомовская значит!?
- Угу. Детдомовская. Когда выросла, пошла искать место под солнцем. Солнца достаточно, а места нет. Устраивалась швеей в ателье, выгнали да и платили мало. Санитаркой тоже не сладко, продавцом - надо хватку иметь, а я только поделки из бумаги делать умею, ну еще из бисера плести.
- Н-да уж! Не густо. У тебя круги под глазами, зайдем в кафе, умоешься. Возьмем что-нибудь.
Мы вошли в кафе, заказали мороженое и сели за столик. Почти не разговаривая, умяли по хорошей порции и вышли в приподнятом настроении, договорившись созваниваться.
Первые месяцы общения проходили вне дома: в цирке, шашлычных, на детских площадках; даже в церковь ходили несколько раз. Потом, я стала приглашать Марьяну с Сашей к себе. Саша мог ползать и играть. Марьяна беспокоила меня больше. Она представляла собой комок комплексов: неуверенность в себе, боязнь будущего, нервозность и зависимость от чужого мнения... Даже с мелким выбором она не могла определиться. Жила в съемной комнате на краю города у местечковой салтычихи, которая буйным нравом давно уже разогнала всех, кто мог за постой платить по рыночной цене. Хозяйке жилплощади ничего не стоило съесть чужие продукты, взять с квартирантки сверх обычной платы за ремонт крана или плиты, сменить замок и уплестись в гости до поздна, не оставив ключа. Когда находила ярость, она вышвыривала квартирантку за порог и той нужно было срочно искать место для ночевки. Обычно этим местом был подъезд, на следующий день жизнь входила в привычное русло.
Марьяша платила мало, но эта сумма, составляла половину ее месячного жалования. Вторая оставалась на прожитье. При таком раскладе у этой девочки, кроме долгов, ничего своего не могло появиться.
Однажды я решила, что девочку надо учить: ухаживать за собой, стирать вещи, мыть полы, выбирать средства гигиены и одежду; короче говоря, учить жить. На расстоянии этого не сделаешь, поэтому встал вопрос о переезде ко мне. Решение далось нелегко, я даже Персика спрашивала, потянем ли мы все это. Персик сказал: "Мяу". А что!? Я еще хоть куда, Сашенька не крикливый, даст Бог, справимся.
У салтычихи чуть не выпали оба глаза, когда я приехала на такси забирать молодежь. Это был единственный день, в который она готова была воевать за квартирантку. Дорожная сумочка с вещами Сашеньки висела у меня на плече, а вещи Марьяши, поместившиеся в два пакета, болтались на ручках коляски.
Сказать, что мы жили трудно, это не сказать ничего. Марьяша была неумехой. Требовался такт и терпение, чтобы научить ее делать все легко и быстро. Не раз я мысленно вспоминала салтычиху и, громко выдохнув, молча, улыбалась. Через два месяца войны с марьяшиными недостатками была одержана некоторая победа. Девочка без напоминаний принимала душ, стирала и утюжила вещи, мыла посуду, могла приготовить макароны и яичницу, макияж стал не таким броским и волосы приводились в порядок сразу после сна. Хотелось большего, но Саше, тоже, требовалось время. Ему устраивали зарядку и контрастный душ, ароматерапию и солнечные ванны; водили держа за руки по нагретой гальке; делали массаж, заставляли прыгать на маленьком батуте, придерживая его. А вечерами, когда он смотрел подборку лучших советских мультфильмов, мы учились: я терпению, Марьяша кухонным премудростям. Когда по поварскому делу можно было ставить зачет, Марьяшу взяли помощником повара.
Пока она была на работе, мы с Сашей читали сказки, кормили птиц, совершали покупки и играли: собирали ожерелья из бусин, строили крепость, рисовали человечков на картоне и вырезали, лепили из пластилина корабли, клеили из бумаги парусники и завязывали на веревочке узлы, устраивали театр теней и ели всякие вкусности, радуясь достижениям.
Конечно, Марьяна уставала, но мы не сдавались. Сашеньку свозили на прием к костоправу. Тот покачал головой, сказав, что ребенок маленький и может не выдержать болезненной процедуры. Мы с Марьяшей придерживали Сашеньку и молились, доктор от нервного напряжения покрывался испариной, ребенок плакал. И все же, через пять сеансов позвонки шейного и грудного отделов были поставлены на место. Сашка пошел.
Это обстоятельство сразу же обнаружило почти полное отсутствие инстинкта самосохранения, он добирался до розеток, плиты, чайника, лез в холодильник и старался достать бытовую химию. В выходные мы посещали кафе, гуляли по набережной, катались на карусели или ходили в цирк. Вечерами по будням, пока ребенок был поглощен выкладыванием геометрических фигур, учились вязать: я - орнаменты несколькими цветами, Марьяша простые вещи чулочной вязкой. Работая спицами, мы разговаривали о здоровье, о профессиях и планах на жизнь, о мужчинах и воспитании детей.
Однажды у Саши заболел живот и он стал кататься по полу и кричать. Температура подскочила до 39 и я позвонила в скорую. Ребенка с мамой забрали. Из приемного покоя Сашенька быстро попал на операционный стол, где ему удалили аппендикс. Операция прошла нормально и я пошла с передачкой, поддерживать боевой дух в молодом поколении. А через несколько дней Саша, вдруг, произнес: "Бабушка, свари борщик. Тут совсем готовить не умеют". Мы с Марьяшей переглянулись и тихо заплакали.
Теперь, Марьяна работает поваром в ресторане. Саша учится в школе с математическим уклоном и занимается восточными единобоствами.
А я прогуливаюсь с Душечкой, щенком таксы, которого мне подарил на день рожденья внук...
Автор:   Ольга Вышемирская

928

ДО СЛЁЗ! ❤

"Ждaть и нaдeятьcя"

Гдe-тo чaca в 4 утpa зa дoмaми нaчaлa лaять coбaкa. Чacaм к 5 eё лaй уcилилcя. Люди cтaли вcтaвaть нa paбoту, c paздpaжeниeм cлушaя этoт иcтepичный лaй. Oкoлo 5-30 утpa пoтянулиcь из дoмoв нa paбoту жильцы.
Пepвыми, вышeдшими зa пpeдeлы дoмoв людьми, были мужчинa и жeнщинa, видимo, муж и жeнa. Oни peшили вcё жe пocмoтpeть, чтo зa coбaкa тaк opёт вcё утpo.
Пpoйдя coвceм нeмнoгo в cтopoну гapaжeй, oни увидeли eё. Oнa вcё тaк жe лaялa, пpичeм мopдoй пoвepнувшиcь к дoмaм. Зa нeй, нa зeмлe лeжaл чeлoвeк. Mужчинa c жeнщинoй пoбeжaли в cтopoну coбaки. Былo пoнятнo, чтo oнa зoвeт людeй.
Нo чeм ближe oни пoдxoдили, тeм бoльшe coбaкa лaялa нa ниx. И лaй cтaнoвилcя aгpeccивным. Этo былa oвчapкa, coбaкa cepьeзнaя. Близкo нe пoдoйдeшь. Жeнщинa пpeдлoжилa вызвaть cкopую.
Cкopaя пpиexaлa быcтpo. Oни пoдъexaли близкo, двoe мeдpaбoтникoв вышли из мaшины. Жeнщинa пpeдупpeдилa, кoгдa звoнилa, чтo тaм coбaкa нe пoдпуcкaeт.
И кoгдa oни двинулиcь в cтopoну чeлoвeкa, тo тoжe кpикнулa им пpo этo. Нo coбaкa пepecтaлa лaять, кaк тoлькo увидeлa cкopую. Oнa пoдoшлa к xoзяину и ceлa pядoм.
Двa мeдикa пoдoшли к чeлoвeку дocтaтoчнo близкo. Coбaкa cидeлa нe шeвeляcь.
-Чтo будeм дeлaть?
-Bpoдe умнaя, пoдпуcтилa. Я пoдoйду . Ecли чтo-бaллoнчикoм бpызни.
Bpaч aккуpaтнo пocтaвил ящик c лeкapcтвaми, пpиceл нa кopтoчки oкoлo чeлoвeкa, пoглядывaя нa coбaку. Coбaкa мoлчa cмoтpeлa.
Пульc был, нo cлaбый. Мужчинa , дoвoльнo мoлoдoй, лeт 35, бoльшaя кpoвoпoтepя. Paнeниe в oблacть живoтa. Oдин из мeдикoв oткpыл чeмoдaнчик c лeкapcтвaми, быcтpo cдeлaл пepeвязку, дpугoй нaбpaл двa шпpицa, быcтpo cдeлaл укoлы. Coбaкa внимaтeльнo нaблюдaлa.
К этoму вpeмeни coбpaлocь ужe нeмaлo зeвaк. Ho cтoяли oни нa paccтoянии мeтpoв в 10. Никтo нe peшилcя пoдoйти ближe.
Oдин из мeдикoв cxoдил зa кaтaлкoй. Oни aккуpaтнo пoлoжили мужчину, зaгpузили в мaшину. Coбaку взять былo нeльзя. Oнa cмoтpeлa нa ниx, oни нa нeё. Нo инcтpукция... Дa и чтo дaльшe?
Cкopaя aккуpaтнo пoexaлa пo нepoвнoй дopoгe. Coбaкa бeжaлa pядoм...
Дo бoльницы былo нeдaлeкo. Bcю дopoгу oвчapкa тo oтcтaвaя, тo дoгoняя, бeжaлa зa мaшинoй. Пepeд шлaгбaумoм бoльницы cкopaя ocтaнoвилacь. Oxpaнники пoдняли шлaгбaум, cкopaя зaexaлa нa тeppитopию. Boдитeль cкaзaл oднoму oxpaннику:
-У нac мужчинa c paнeниeм.Этo eгo coбaкa.
-Я пoнял, a чтo я cдeлaю? - и глянув нa coбaку, шикнул- A ну cтoй! Фу! Heльзя! Cидeть!
Этoт нaбop кoмaнд нeмнoгo cбил oвчapку c тoлку . Нo oнa ocтaнoвилacь, ceлa пepeд шлaгбaумoм и тoлькo взглядoм пpoвoжaлa эту мaшину.
Пpocидeв oкoлo чaca в oжидaнии, oнa лeглa пoближe к кpaю зaбopa, чтoбы нe мeшaть пpoeзжaющим мaшинaм.
Oxpaнники cнaчaлa cмoтpeли зa нeй, чтoбы oнa нe шмыгнулa нa тeppитopию. Нo пoтoм, пoняв, чтo oнa будeт ждaть тут, ужe пpocтo инoгдa пoглядывaли в eё cтopoну.
-Чтo дeлaть-тo будeм?
-Ничeгo, a чтo ты пpeдлaгaeшь?
-Тaк oнa тут cкoлькo лeжaть-тo будeт?
-Дa ктo eё знaeт? Мoжeт пoлeжит дa уйдeт.
-Нe.. Oнa умнaя, вpoдe. Heужeли ждaть будeт?
-Дa cкoлькo ждaть? Ecли тaм вcё плoxo, тaк и нe дoждaтьcя мoжeт.
-Boт вeдь... Бeдa.. Мoжeт, eй пoecть дaть чeгo?
-Aгa! Ты пpикopми eё тут, a тeбя пoтoм увoлят.
-Дa чтo дeлaть-тo?
-Hичeгo. Пocмoтpим, мoжeт caмa уйдeт. A нe уйдeт-тoгдa и будeм peшaть.
Hacтупилo утpo. Oвчapкa тaк и лeжaлa у въeздa. Oxpaнa дoлжнa былa пoмeнятьcя. Пpишeдшим oбъяcнили cитуaцию. Oдин из тex, ктo cмeнилcя, cкaзaл:
-Я пoйду, узнaю, чтo тaм c мужчинoй. Дa cитуaцию oбъяcню. Чтoб oтлoв нe вызвaли cлучaйнo. A тo пo кaмepaм пocмoтpят..Дa мoжeт пpинecу eй чтo пoecть...
-Нe пpикapмливaй тут!
-Нe, пуcть cдoxнeт тут пoд зaбopoм !
Coбaкa внимaтeльнo cмoтpeлa нa гoвopящиx и cмoтpящиx нa нeё людeй.
Пpoшлo минут 40. Ушeдший зa нoвocтями oxpaнник вepнулcя.
-Ну чтo? Чтo тaм c мужчинoй?
- Пpooпepиpoвaли. В peaнимaции. Гoвopят, чтo бoлee-мeнee. Boт, в cтoлoвoй cтpeбoвaл ocтaтки..-мужчинa пpинёc в плacтикoвoй тapeлкe кoтлeту, cocиcку, a в дpугoй глубoкoй миcкe вoды.- Нo тут кopмить нeльзя... Иди cюдa, -пoзвaл oн coбaку, cтaвя миcки пoд дepeвo у кpaя дopoги.
Oвчapкa внимaтeльнo cмoтpeлa нa нeгo, нe двигaяcь c мecтa.
-Иди, eшь. Xoть вoды пoпeй. Boзьми! Moжнo! -мужчинa пытaлcя вcпoмнить кoмaнды.
Oвчapкa вcтaлa, нo c мecтa нe двигaлacь. Былo явнo виднo, чтo oнa думaeт. Oнa cмoтpeлa нa чeлoвeкa, нa миcки, нa шлaгбaум. Ceлa.
-Ну, кaк xoчeшь, -мужчинa oтoшeл oт дepeвa и пoдoшeл cнoвa к будкe.
Coбaкa мeдлeннo вcтaлa и пoдoшлa к миcкe. Пoнюxaлa, жaднo нaчaлa лaкaть вoду.
Пpoшлa нeдeля. Xoзяинa этoй умнoй coбaки ужe кaк двa дня пepeвeли в пaлaту. Oн пoтиxoньку пoпpaвлялcя. Cпpocить пpo coбaку былo нe у кoгo. И oт этoгo былo oчeнь тocкливo.
Oни жили вдвoём пocлe тoгo, кaк oн ушёл в зaпac пo paнeнию. Bмecтe cлужили, вмecтe ушли нa гpaждaнку. Oн oчeнь нaдeялcя, чтo тaкaя умнaя coбaкa нe пpoпaдёт.
Oвчapкa тeм вpeмeнeм пepeмecтилacь oт зaбopa к дepeвьям. Oттудa былo тaк жe удoбнo нaблюдaть зa въeздoм. Oxpaнник eё пoдкapмливaл пoнeмнoгу. Eму пpишлa мыcль, чтo мoжнo cxoдить к xoзяину и cкaзaть, чтo coбaкa тут , у бoльницы cидит. Пocлe cмeны oн пoшёл в oтдeлeниe, гдe лeжaл мужчинa.
Oxpaнник вoшёл в пaлaту. Тaм былo чeтыpe кpoвaти, нa двуx лeжaли пaциeнты. Oдин был лeжaчий, дpугoй xoдил, видимo, пoтoму чтo был в тpeниpoвoчнoм кocтюмe.
-Здpaвcтвуйтe, -oxpaнник oбpaтилcя к лeжaчeму-Вы Фoмичёв Aлeкceй?
-Здpaвcтвуйтe, дa, я. Чтo cлучилocь?
-Я oxpaнник этoй бoльницы, нe вoлнуйтecь! Ничeгo плoxoгo, нaoбopoт, xopoшee! Этo Вaшa oвчapкa былa?
-Пoчeму былa? -c тpeвoгoй в гoлoce cпpocил Aлeкceй.
-Ну я нe пpaвильнo выpaзилcя, пpocтитe. Oнa и ecть! Oнa вcё этo вpeмя нa въeздe лeжит. Ceйчac, пpaвдa, oтoшлa чуть дaльшe, нo нe уxoдит. Мы eё пoдкapмливaeм нeмнoгo.
Aлeкceй зaкpыв глaзa, улыбaлcя и пoкaчивaл гoлoвoй из cтopoны в cтopoну.
-Чтo? Нe Вaшa?
-Moя, мoя! Aльмa мoя... Мы cлужили вмecтe. Oнa дpeccиpoвaннaя. Умнaя oчeнь.
-Дa мы уж пoняли,-oxpaнник улыбaлcя. Eму былo тaк paдocтнo, чтo тaк peшилacь cитуaция.
-Мoгу я Вac пoпpocить? Дaйтe мнe caлфeтку c тумбoчки.
Oxpaнник дaл caлфeтку. Aлeкceй пoтep oб нeё pуки, вытep лицo.
-A тeпepь вoзьмитe пaкeтик цeллoфaнoвый, я тудa caлфeтку пoлoжу. Oтнecитe eё Aльмe, пoжaлуйcтa, oнa пoймeт!
Oxpaнник вышeл c тeppитopии бoльницы , пoдoшeл к дepeвьям, гдe дeжуpилa Aльмa. Oнa увидeлa в eгo pукax пaкeт. Bcтaлa. К pукaм oнa тaк и нe пoдxoдилa. Oн пoлoжил пaкeт нa зeмлю, pacкpыв eгo. Oтoшeл в cтopoну. Aльмa пoдoшлa к пaкeту. Дoлгo, oчeнь дoлгo oнa нюxaлa эту caлфeтку. Пoтoм, aккуpaтнo вытaщив eё, oтoшлa пoд дepeвo, лeглa, пoлoжилa caлфeтку нa лaпы и гoлoву cвepxу.

Пocлecлoвиe. Aльмa дoждaлacь xoзяинa. Былo cтoлькo paдocти, чтo и oпиcaть нeльзя! Oни нe paз выpучaли дpуг дpугa и знaли, чтo нужнo ждaть. Oнa дoждaлacь!
https://i.imgur.com/7bFhSih.jpg

929

— Сарочка, а шо у нас сегодня на ужин?
— Сема, на улице пока ещё тока завтрак. Я за ужин ещё не думала.
— А может на ужин винегретик?
— За винегретик надо было думать вчера, там свекла долго варится.
— А мама делала по - одесски, сырой винегрет.
— В смысле " сырой"?. Это шо сырую свёклу жевать?
— Та, не....ты позвони, она расскажет.
— Ой, ей тока позвони...
— Мама, а ваш Семочка очень хочет ваш винегретик, я забыла рецептик, напомните.
— Здрасьте, она забыла....она и не знала. У вас в вашем Задряпинске и не знают про нормальную еду для людев, тока знают для поросят и адиетов. Слухай сюдой пока я жива и шо то помню. Идёшь делать базар. Нужна морковка, бурачки, картошечка , соленные огурцы, квашенная капусточка и масло- жаренная семочка. Ищешь и покупаешь, хотя у порядочной хозяйка это все есть всегда дома. Но тебе до порядочной хозяйки ещё лет десять пешком идти.
Так. Записала? Овощи помыть, почистить от шкурки. Надо две морковки, два бурачка и три картошечки. И порезать кубиками. Кубиками, а не лишь бы шо. Приготовить казанчик, литра на три. У тебя есть казанчик? Так. Наливаешь у казанчик чуток подсолнечного масла. Кидаешь тудой- слой морковки, потом свеколку, потом картошечку и накрывает крышкой. Через пять минут,када пошел запах масла, делаешь ма- а- ленький огонь и ждёшь минут 20 Крышку не открывать. Через 20 мин открываешь крышку и пробуешь картошечку, она должна быть готова. Если не готова, крышку на место и жди ещё минут пять. Када усё готово, то все овощи выкладываешь у мисочку и ждёшь пока остынут.Режешь тудой огурчик соленный два штуки и капусточку и поливает усё маслом, то, которое жаренная семочка. Поняла? И будет вам песня. Бурачки покупай маленькие, как твои кулачки, хотя нет...у тебя кулаки,как у банщицы, огроменные, лучше как Семочкины кулачки, а морковку среднюю ,как твой нос, нет лучше как Семочкин носик, а картошку.., какую возьмёшь, такая и будет. У тебя точно есть казанчик? Каструля не подойдёт. Если нету, я щас привезу..
— Не надо ехать мама, у нас все есть.
— Так, об исполнении доложить.. Иначе я буду мучатся бессонницей.
Марина Гарник

930

В дeтстве я тaк хотeла быть солдaтом, что однaжды, когда мы с пaпой были на рыбaлке, я нaдела себе на голову цинковое вeдро и для верности зaкрепила под подбородком ручкой. Ну, типа я такой вот солдат в крaсивой новой каске. Прaвда, я ни хрена не видела, кроме своих сандaлий, и ведро очeнь неприятно давило на уши, но я все равно была страшно довольна своей выдумкой. И металлически-гулко спросила у папы, закидывающего донки, возьмут ли меня теперь в армию.

Папа некоторое время молчал, а потом сказал плохое слово, означающее, что рыбалке пришел конец, и стал стаскивать с меня ведро. Тогда-то я и испытала на себе все тяготы военной жизни: ведро жутко врезалось ручкой мне в подбородок, когда папа тянул его вверх, то натягивалось на голову и сжимало мой глупый детский череп при попытках вытащить ручку.

Папа припомнил мне не так давно засунутые в нос вишневые косточки, когда я хотела быть похожей на Муслима Магомаева, и сказал еще одно плохое слово. Тогда он мне грозился отрезать нос, а сейчас — всю голову сразу. Потому что все равно с такой дурной головой, с натугой говорил папа, стараясь разделить нас с ведром, мне нормальной жизни не будет. Мою голову, папину рыбалку и советскую армию спас проезжающий мимо автомобиль с пассатижами в багажнике.

Папа разогнул ими одно крепление ведерной ручки и освободил своего дурацкого отпрыска. А потом долго ржал. А вечером рассказал об этом случае дяденьке, который мне тогда жутко нравился. И, наверное, именно поэтому у нас с тем дяденькой так любви и не вышло.

С возрастом моя тяга к металлическим предметам не уменьшилась, а мозгов не прибавилось. Уж не помню, когда там в школе делают первую флюорографию, но предполагается, что голова уже должна быть и даже иногда работать. Тогда я еще не знала о существовании гинекологов, поэтому флюорографии боялась страшно, просто жутко. И поэтому соображала еще хуже, чем обычно. Зайдя в кабинет на негнущихся ножках, я увидела ужасного вида конструкцию, состоящую из двух панелей выше меня ростом, между которыми натянута какая-то ржавая унитазная цепь. Типа, входить между панелями запрещено, пока врач цепь не снимет. Ну конечно, а то набегут без спросу, наделают себе снимков и убегут…

Короче, впустила меня тетенька-врач наконец-то внутрь шайтан-агрегата, рассказала, к чему каким местом и как сильно прижиматься надо, и свалила в другую комнату. А я одна, мне холодно и страшно. И вдруг — чу! Голос свыше:

— Цепочку в рот возьмите!

Я решила не сопротивляться Голосу и покорно взяла в рот эту жуткую цепь, которую неизвестно, сколько до меня народу брало в то же место. Цепь была очень невкусная и очень холодная. Наверное, она служит каким-то передатчиком рентгеновских волн — подумала я, одновременно пытаясь сообразить, надо ли брать в рот всю цепь целиком или можно ограничиться небольшим ее фрагментом.

Догадавшись, что раз цепь ржавая вся, то совершенно очевидно, что придется заталкивать ее в себя до самого колечка, я добросовестно запихала ее за щеку.

Минут через 15, когда тетенька-врач снова смогла говорить, она мне объяснила, что вообще-то имела в виду серебряную цепочку с кулоном, висящую у меня на шее, но и так тоже неплохо получилось. И сказала, что белой завистью завидует тому гинекологу, к которому я приду на свой первый осмотр.

Когда я все это рассказала папе, он ответил, что еще после вишневых косточек понял, что жить мне будет сложно, но интересно и нескучно. И хотя я вот уже несколько лет как перестала надевать на голову и брать в рот неподходящие предметы, пожаловаться на однообразие в своей жизни я и правда не могу. Чего и вам желаю.

Светлана Котелкова

931

Дневник Розы (12)

Привет, дневник.

С последней записи Розы прошло два года. Я Глеб. Моя жена разрешила мне прочесть её "дневник" и попросила заполнить последнюю, двенадцатую страничку. Да, дневник Розы, это всего лишь тонкая тетрадь в 12 листов, но здесь описана история нашего знакомства и мы её бережно храним.

У нас всё хорошо. Роза работает в книжном магазине и уже обрела много добрых знакомых. Нашей дочке год. Большую часть дня с ней Агнес. По утрам у них купание в море, по вечерам - прогулка в саду. Когда сгущаются сумерки, а они в Шотландии долгие и медленные, воздух вокруг наполняется ароматами роз и пряных трав, которые с большим удовольствием выращивает и использует Агнес: мелисса, тимьян, шалфей, розмарин.

Вениамин чувствует себя прекрасно, нарастил новые листья.

У Саймона тоже всё хорошо, по-прежнему помогает хозяйке на кухне. Ну, а кто ещё проследит, не подгорает ли овсяное печенье или кекс, кто попробует на готовность запечённого сочного лосося?

Вообще блюда в Шотландии готовят простые, из натуральных продуктов. Особенно сытные здесь завтраки: яйца, бекон, жареные грибы, бобы, картофельные оладьи. В выходные мы все вместе готовим полюбившийся Шотландский пирог с мясом, с луком и морковкой, а в праздничные дни - Старновейский пудинг.

Сомневаться в качестве продуктов здесь не приходится, национальная еда - это хаггис, "пал", они же - пироги, запеканки. Поскольку Шотландия окружена морем, здесь, соответственно, популярны морепродукты: мидии, устрицы, лобстеры, рыба и, конечно же, суп чаудер.

Здесь люди уделяют много внимания семье, родным и себе: все вокруг занимаются йогой, спортом, ходят, бегают. Проживая в Шотландии, вы просто вынуждены вести здоровый образ жизни, никто не будет лечить ваше ОРЗ или ОРВИ, а если, всё же обратитесь к врачу, вам посоветуют попить больше воды, отдохнуть, выспаться и не обращать внимания на незначительные симптомы.

Здесь заботятся о личном времени и пространстве, своём и окружающих, и хотя все вокруг приветливы и дружелюбны, никто не будет навязываться в друзья, никто не завалится к вам на чашечку чая без предварительной договоренности и никто из коллег не побеспокоит звонком, если вы в отпуске.

Личный автомобиль иметь не очень выгодно: страховки, топливо, налоги, парковки, плюс необходимость получать местные "права", но зато всё отлично с общественным транспортом, даже ночью.

Я закончил базовый курс обучения в Шотландии, получил сертификат и диплом, сейчас нахожусь на последнем этапе обучения, совмещая теорию с работой семейным психологом в клинике.

За два года жизни в этой стране, с уверенностью могу сказать: мы влюбились и это было просто неизбежно. Загадочные пейзажи, десятки замков, легенд и традиций. Множество озёр, в том числе Лох-Несс со своим неуловимым монстром. Уютные деревни, сады, старые маяки, своеобразный ландшафт. Климат не жаркий, но и без морозов. И да, иногда с крыльца нашего дома можно любоваться китами и дельфинами - восхитительное зрелище.

Напоследок, подводя итог, расскажу маленькую историю. Это было в России. Ко мне, как к психологу, обратился мужчина. Возраст 52, квартира, дача, машина, мир чёрно-белый, не видел смысла сохранять не только брак, но и жизнь. Не мог ответить сам себе на вопросы: для чего я живу и какой в этом смысл? Всю жизнь жил под чью-то дудку: родителей, жены, начальника, никто не спрашивал его мнения, не интересовался его желаниями. Может мне развестись, начать жить одному и я всё пойму, спрашивал он. А вы когда-нибудь встречали рассвет в горах, спросил я...

Мужчина пришёл ко мне через три года и я с трудом его узнал. Это был кардинально другой человек, жаждущий жить сам и вести за собой других. Он прошел обучение в школе горного туризма и встречая рассвет в горах Кавказа, плакал от счастья. Он до сих пор помнит восторг, когда впервые стал свидетелем рождения нового дня. Когда солнце только-только просыпается, а на небе появляется светлая полоска. И вот уже всё полыхает багровыми красками, и солнце выкатывается огненным шаром, и мир пробуждается и наполняется звуками. А вокруг невероятные просторы и космические пейзажи. А потрясающее звёздное небо в горах? Когда мы в последний раз встретились, мужчина уже сам работал инструктором. Перед тем, как начать восхождение с очередной группой, он произносит простые слова: друзья, идите и узнайте, для чего вы живёте на этом свете. Кстати, жена его в таких походах, главный повар.

Лично я вот что хочу сказать: чтобы почувствовать себя счастливым, не обязательно ехать на край света. Счастье не где-то, оно рядом. А жизнь одна.

Автор: Gansefedern

932

«Жена любовника» Рассказ
Марта стояла у входа в парк и все время поправляла причёску. Девушка очень волновалась перед первым свиданием.

С Виктором, они познакомились на выставке в картиной галерее. Галантный, симпатичный мужчина, сразу влюбил в себя своим обаянием и манерой общения. Высокий, яркий брюнет, располагал к себе добродушным взглядом и улыбкой.

Марта, выросла в глухой деревне, и не привыкла к такому вниманию к своей персоне. В этом мужчине было нечто завораживающее, он не был похож на прежних ее воздыхателей.

— Марта! Девочка моя, не замёрзла? — Виктор выскочил с серебристой иномарки, с огромным букетов тюльпанов.

— Тюльпаны? В декабре? — улыбнулась кареглазая девушка.

— Прости, но я ненавижу запах роз. Они пахнут слишком дешево и банально, — оправдывался Витя. — Что же мы стоим? Я ведь столик забронировал. В лучшем ресторане города.

— Я думала, мы прогуляемся в парке… — смутилась Марта.

— Что ты? В такой мороз гулять по улице? — засмеялся мужчина. — Оставь это для прыщавых романтиков!

Марта уже полгода жила в столице. Девушка успешно поступила в институт и жила в общежитии. Дома, осталась мать с двумя маленькими братьями. Марте приходилось подрабатывать вечерами посудомойкой, чтобы хоть немного помогать родным и оставлять себе на жизнь.

— Как называется ресторан? — испуганно спросила она. Девушка испугалась, что она там работает, и сотрудники выдадут ее с потрохами.

— Этот ресторан загородный. Его название вряд-ли о чем-то скажет тебе, — ухмыльнулся мужчина.

Так и начались отношения молоденькой, красивой студентки с довольно взрослым, состоявшимся мужчиной. Марта всей душой полюбила Виктора, девушка была рада, что так легко и удачно, встретила свою судьбу.

Через три месяца, Виктор поселил Марту в своей однокомнатной квартире, и давал достаточно денег. Девушка бросила подработку, и занялась только учебой.

— Дорогой, это чья квартира? Я правильно понимаю, ты не живешь здесь?

— Правильно. Квартира моя. Сейчас я вынужден жить у матери, она болеет… Через несколько месяцев, я отправлю ее за границу на лечение. После этого мы сыграем свадьбу. Ты не против? — улыбнулся мужчина.

— Я очень счастлива с тобой, буду ждать с нетерпением нашей свадьбы! Может, ты познакомишь меня со своей мамой? Я могу ухаживать за ней в свободное время.

— Нет, дорогая. Пока не до этого. Еще успеете познакомится, — отмахнулся мужчина.

Марта была рада своей удачи. Ведь она даже мечтать не смела, что сможет найти себе обеспеченного, любящего мужа в столице. Она не понимала только одного: почему соседки сидящие на лавочках, сторонятся ее и совершенно не идут на контакт.

«Ну и ладно, мать не зря предупреждала меня, что в городе люди совершенно другие. Она оказалась права. Главное, что у меня в личной жизни все хорошо, а соседки просто завидуют моему счастью» — утешала себя девушка.

Как-то, Марта, почувствовала с самого утра недомогание. «Наверное весенний авитаминоз» — подумала будущий доктор. «Нужно лучше питаться и побольше отдыхать». Но через пару дней, девушка догадалась в чем причина недомогания, и поспешила к доктору.

— Не знаю, поздравлять ли вас? — посмотрела исподлобья пожилая женщина врач. — Вы замужем?

— Нет. Но скоро мы распишемся. Скажите, доктор, я беременна? — засияла от счастья Марта.

— Да. Восемь недель беременности. Ребенка оставишь? Я правильно понимаю? — улыбнулась суровая женщина.

— Конечно! Вот, Витя обрадуется!

Марта бежала домой, и размышляла, как лучше сообщить любимому эту прекрасную новость. «Через два дня у меня день рождения, вот тогда и преподнесу ему подарок с сюрпризом» — радовалась девушка.

— Дорогая, где будем отмечать твой день рождения? Может в ресторан махнем? — спросил вечером Виктор.

— Нет. Давай, дома? Пожалуйста…

— Хорошо, мне безразлично. Я сегодня не буду задерживаться у тебя. Нужно уделить матери внимание, — произнес мужчина, и пошел одеваться.

Наконец-то, наступила знаменательная дата. Марта отпросилась с последней пары, чтобы успеть накрыть на стол. Девушка весь день нервничала, подбирая слова для любимого человека. «Интересно, как Виктор отнесется к данной новости? Наверное обрадуется. Ведь он уже не молод, и должен хотеть наследника… » — размышляла она.

— Марта, с праздником! Я не стал тратить время на подарок, вот, возьми деньги, купишь себе что-нибудь, — мужчина протянул конверт и цветы.

— Благодарю! У меня тоже для тебя подарок!

— Какой? — удивился Виктор.

— Нас скоро будет трое… В общем, я жду ребенка. Может не будем больше тянуть с росписью? — тихо произнесла Марта.

— Что? Ты шутишь? Какой ребенок? Мы так не договаривались! Завтра же возьмешь деньги которые я подарил, и приведешь себя в порядок! А на будущее, следует что-то предпринять, чтобы не беременеть! — разозлился мужчина.

— В какой порядок? — не поняла Марта.

— От ребенка избавишься! И не строй из себя дурочку! Ты слишком прекрасно все понимаешь! Скажи, что ты не догадывалась, что я женат и имею взрослых детей?! — Виктор пустился на крик, и буквально покраснел от злости. — Я спать! Спасибо, отпраздновали! — сказал с сарказмом.

Марта сидела на кухне, и лила горькие слезы. У девушки складывалось впечатление, что ее вываляли в грязи. Не зная, зачем ей это нужно, Марта взяла мобильный Виктора и нашла номер телефона его жены…

На следующий день, Виктор позвонил девушке.

— Ты решила свои проблемы? — спросил сухо.

— У меня нет никаких проблем.

— Можешь не кривляться передо мной. До конца недели, ты должна освободить квартиру. Тебе не нравилась беззаботная жизнь? Возвращайся в общагу!

Марта не стала слушать гадости в свой адрес, и бросила трубку. Не долго думая, девушка взяла листик с номером телефона жены любовника, и набрала номер. Она не знала, как ее зовут, в контактах Виктора, так и было записано «жена».

— Слушаю! — послышался властный, приятный голос.

— Добрый день! Простите меня… Не знаю с чего начать…- стала заикаться Марта.

— Милая, у меня очень мало времени. Если вы хотели записаться на прием, то звоните непосредственно в клинику.

— Я, любовница вашего мужа…

— И? Что мне сделать? — захохотала женщина. Ты живешь в той квартире? На Туполева?

— Да! Так вы все знаете? Как так? — чуть не плакала девушка.

— Ты сейчас там? — устало спросила соперница.

— Да.

— Жди. Я через час буду!

Марта, трясущимися руками открыла замок и пустила в квартиру жену своего любовника. Гостья выглядела очень молодо, хоть и была на пару лет младше Виктора. Она была из «дорогих» женщин, в которых чувствовалась власть и высокомерие.

— Ну, здравствуй! Меня зовут Виктория.

— Марта, — прошептала девушка. Она смотрела на соперницу, как затравленный зверек.

— Марта… Красивое имя. Сколько тебе лет, Марта, и что ты делаешь в квартире моего мужа? — с высокомерием спросила Виктория.

Девушка не знала, что ответить на этот вопрос. Закрыв лицо руками, Марта расплакалась.

— Ладно, не реви! Он что-то пообещал тебе?

— Да. Обещал жениться, как только отправит свою маму за границу, на лечение. Простите меня, если бы я знала, что Виктор женат, то никогда бы не позволила себе встречаться с ним…

— Но, что ты хочешь от меня? Развода? — Виктория засмеялась. — Так ведь он все равно не женится на тебе. Нас, кроме брака, держит еще и семейный бизнес. Я давно знаю про эту квартиру. Этот козел, всю жизнь мне изменяет… Ты не первая здесь, да и не последняя…

— Вы так просто говорите о измене супруга? Виктория, вы совсем не любите его?

— Честно? Совсем! Более того, я ненавижу его! Будь моя воля, прям сейчас дала бы ему пинка! Но, к сожалению, на нем 40% активов нашей фирмы. Развод с ним, все погубит. Десятки лет тяжелой работы пойдет насмарку. Я не могу допустить этого, потому что эту фирму открыл мой отец. Я не могу предать его доверие.

— Вчера, я сказала ему, что у нас будет ребенок. Виктор накричал на меня, и приказал привести себя в порядок, то есть, избавится от малыша, — объяснила Марта.

— А ты? Решила с папаши денег сбить? — подмигнула женщина.

— Нет, что вы! Я никогда не догадывалась, что Виктор богат. Более того, он постоянно экономил, собирал деньги на лечение матери.

— Вот, урод! А он не сказал, что воспитывался в детдоме, и никогда не знал ничего о своих родителях? Марта, сколько тебе лет?

— Девятнадцать.

— На год младше нашей дочери… И кто он после этого?! Более того, ты даже внешне смахиваешь на нашу Ирину. Как он мог? Не пойму.

Виктория присела на стул, и расплакалась. Марте стало не по себе, несколько минут назад, перед ней стояла красивая, уверенная в себе дама. А сейчас, Виктория больше походила на несчастную, обманутую женщина.

— Успокойтесь пожалуйста! Может водички принести? — испугалась Марта.

— Поставь лучше чайник, — тяжело вздохнула женщина.

Виктория с Мартой, долго пили чай, болтая о жизни. Марта доверилась этой незнакомой, чужой женщиной, и рассказала все о себе, своей непростой жизни.

— Дома мать с братьями. Мне им необходимо помогать. Я не смогу вернуться домой с ребенком на руках, и сесть матери на шею. И здесь не могу остаться. Скоро, меня попрут из общежития, как только узнают о беременности. Замкнутый круг какой-то… — тяжело вздохнула девушка.

— Погоди огорчаться. Я помогу тебе. Не спрашивай, зачем я это делаю… Просто, мне так хочется. Да и Виктора не помешает проучить! — произнесла Виктория, взяв в руки телефон.

— Алло, Виктор? Приезжай на Туполева, в свой любовный скворечник. Разговор есть!

— Приедет? — испугалась Марта.

— А куда ему деваться? Приедет, как миленький. Ты ничего не бойся, сиди спокойно, и помалкивай.

Через минут тридцать, в дверь робко постучали. Марта осталась сидеть на диване, а Виктория, встретила супруга.

— Что же ты своим ключом не открыл? Стесняешься? — ехидно спросила женщина.

— Откуда ты узнала о квартире? Что делаешь здесь? Дорогая, поехали домой, это не то, о чем ты подумала. Я дома все объясню тебе, — побледнел мужчина.

— О чем ты? Здесь все свои! Присаживайся, поговорим…

Виктор сел послушно на краешек дивана, и поправил галстук.

— Это правда, что ты решил избавиться от своего ребенка и выгнать беременную женщину на улицу? Ты действительно такая низкая дрянь? — спокойно спросила Виктория.

— Дорогая, ну как я могу? Она говорила меня! Ты веришь этой проходимке?

— Во первых, я тебе не дорогая. А во вторых, да. Я верю Марте. Она не проходимка, в ней намного больше достоинства, чем у тебя. Как мы решим этот вопрос? Я не хотела бы вмешивать в эту историю своего отца…

— Не нужно ничего Павлу Степановичу говорить! Прошу тебя. Я сделаю так, как ты скажешь, — дрожащим голосом произнес Витя.

Марта смотрела на этого мужчину, и не узнавала в нем того сильного и уверенного в себе человека, которого она полюбила с первого взгляда. Он смотрел на свою жену, как кролик на удава. Боялся сказать лишнее слово.

— Думаю, ты не против будешь оставить своему ребенку квартиру? Прояви благородство, ведь наши с тобой дети учатся в Англии. Чем этот хуже? — с иронией произнесла Викторию.

— Конечно, я так и хотел сделать. Марта, не правильно меня поняла…

— Может, назначишь ей ежемесячное содержание? Как она одна с ребенком будет? Тяжело ведь…

— Да, да. Я так и хотел сделать. Марта, завтра пойдем к нотариусу, оформим бумаги на квартиру. Потом откроем счет в банке, я каждый месяц буду перечислять достойную сумму.

— Спасибо, — холодно произнесла Марта.

— Вот и договорились! Поехали домой? — попросил Викторию супруг.

— Ты, езжай, милый, я позже приеду, — улыбнулась женщина.

Виктор быстро поднялся, и буквально выбежал из квартиры. Марта с Викторией, посмотрели друг на друга и рассмеялись.

— Лихо вы его! С виду такой сильный мужчина, а боится одного вашего взгляда! Спасибо, вам! — произнесла девушка.

— Не нужно благодарить. Отчасти, я это для себя сделала. Захотелось хоть раз поставить его на место! Он не боится меня, Виктор боится потерять те блага, которые у него есть благодаря мне. Мне пора. Ты звони, если что! — улыбнулась Виктория.

Через семь месяцев, Марта родила дочку. Теперь она была спокойна за свое будущее, и будущее своего ребенка.

— Вас завтра выписывают, — произнес доктор. — Позвоните родным, пусть привезут вещи для ребенка.

— У меня здесь нет родных, — растерялась девушка.

— Но ведь есть же приятели, друзья? Зима на улице. Не понесете же дочь в пеленках!

Марта взяла в руки телефон, и набрала номер человека, который мог помочь ей в этой ситуации:

— Виктория? Это Марта…

На следующий день, Марту с дочерью встречала Вика. Женщина купила кучу розовых шариков, и красивый конверт для новорожденных.

— Зачем вы тратились? Мне нужно было только одеялко и шапочку…

— Брось! Это приятные траты. Тем более, все спонсирует Виктор! — улыбнулась женщина. — Поздравляю с рождением принцессы! Очень на тебя похожа, такая же красавица!

Женщины сели в машину и поехали домой. Виктория позаботилась, и накупила все необходимое для новорожденного.

— Марта, а ты на каком факультете учишься?

— На хирургическом.

— Отлично! У меня ведь клиника пластической хирургии своя. Пойдешь ко мне работать? — улыбнулась Виктория.

— Конечно. Только мне институт закончить нужно.

— Закончишь! Побудешь год дома, а потом, найдем хорошую няню для малышки. Кстати, как назовешь принцессу?

— Виктория!

— Серьезно?

— Да. Хочу, чтобы она была такой же как вы, уверенной в себе женщиной. Скажите, а почему вы возитесь со мной? Ведь по идее, вы должны меня ненавидеть…

— Я уже говорила, ты очень похожа на мою дочь. Такая же наивная дурочка. И, у нас с тобой общий враг, а это очень сближает! — засмеялась Виктория.

© Милана Лебедьева

933

- А правду говорят, что когда-то ты была красивая, как богиня?
- Да, - рассмеялась старуха, и глаза ее засияли от воспоминаний, - Была красивая… Говорят, даже очень. Отгоняла поклонников, как назойливых мух. А еще была добрая и умная, и щедрая, и верная…
- Что ж тогда твой муж от тебя ушел к другой? Неужели она была лучше тебя?
- Лучше, хуже? Разве это так важно, деточка? Просто у нее было то, чего у меня никогда не было и быть не могло.
- Что же это?
- Он принадлежал ей, понимаешь? А она ему. Они были так созданы Богом. Сразу вместе. Одновременно. Такое бывает. Даже не в этой жизни, а когда-то очень давно еще тысячи лет назад они узнали друг в друге самих себя. Это самое сильное из всех притяжений. Ничто на свете не может стать на пути у этого, ни красота, ни власть, ни слава, ни богатство. Тут даже смерть бессильна. Умерев, они рождаются снова, чтобы искать и найти друг друга, и быть вместе, пока опять не перестанут биться их сердца. Это такая вечная игра. Никто не знает, где у нее начало, и где конец. В нее играют вслепую, путаются, ошибаются, сходят с ума. Но вдруг, встреча случается, узнавание происходит, и все прошлое, все препятствия у них на пути развеиваются, как дым.
- Ты будто бы знаешь, о чем говоришь? Может и у тебя он был? Тот самый, который твой и навсегда единственный?
- Был. Но в этой жизни я его не нашла.
Igor Nenoff "Пешеход"

934

Галина, как красиво...

935

ЧУВСТВО ВИНЫ.
Баба Поля рано овдовела. Устроить личную жизнь с тех пор не пыталась. Было дело сватались к ней мужчины, но она твёрдо решила, что останется верна своему любимому Ванечке. Так осталась она коротать свой век одна, посвятив себя воспитанию дочки - красавицы. Жизнь в деревне молодёжь не привлекала, да и что там было делать? Работы нет и перспективы тоже, поэтому уехала Галина учиться в город, да там и осталась. Освоила она профессию повара, устроилась на работу в заводскую столовую и получила место в общежитии.
Галина была девушка видная. Про таких в народе говорят кровь с молоком - высокая, грудастая, волосы пшеничного цвета заплетённые в косу, глаза зелёные окаймлённые пушистыми ресницами, губы ярко-розовые такие, что и помадой красить не надо... Норов у дивчины был крутой и решительный, взгляд дерзкий, а язык острый. Мужики засматривались на такую красоту, но подойти не решались. Не сразу, но нашёлся смельчак, который смог обуздать этот нрав. За него Галина и вышла замуж. В браке родился у них сыночек Васятка. На лето родители отправляли мальчика в деревню к бабушке Поле на свежий воздух и парное молочко. Конечно, бабуля души не чаяла в своём внуке. Денёчки считала до того дня когда к ней любимого Василька привезут. Сами родители надолго в деревне не задерживались. В городе у них своих забот хватало, да и мать сама хорошо управлялась с хозяйством.
Васятка рос шустрым мальчишкой, любознательным и был всегда заводилой среди деревенских пацанов. В тот год внучок бабы Поли тяжело переболел воспалением лёгких, даже в больнице отлежал двадцать дней. Детский врач посоветовала отправить его восстановиться и окрепнуть после болезни в деревню к бабушке. Таким образом Василёк внепланово приехал гостить к бабуле зимой. Зима в тот год стояла лютая. Мороз давил вторую неделю под тридцать градусов, заиндевевшие деревья стояли неподвижно, словно в волшебном лесу. Друг Васятки - Колька прибегал в гости, потом Васятка бегал к нему... Гулять родители и баба Поля в такой мороз не отпускали... Вот и задумали мальчишки сбежать от этих холодов в Африку. По телевизору видели, что там водятся крокодилы, слоны, львы и обезьяны, а главное растут бананы, которых у них в деревне отродясь не продавали. Несколько дней мальчишки разрабатывали план побега. Решили ехать с пересадками на электричках до Москвы, а там вместе с багажом проникнуть в самолёт и улететь в тёплую Африку... Незаметно от старших собрали в дорогу немного еды и вытрясли всю мелочь из копилок.
Вечером следующего дня пока баба Поля доила корову, Василёк с Колькой отправились в Африку. Заскочили они в последнюю электричку и поехали...
Тем временем обезумевшая от горя и страха бабушка бегала с родителями Коленьки по деревне, заглядывали в каждый двор, оббежали всех друзей, но нигде детей не было. Бабушка Поля рыдала, бегала по соседям и в уме рисовала страшные картины, как найдут замёрзших на смерть детей. Виделось ей обезумевшее от горя лицо дочери и суровый взгляд зятя:
- Как ты могла не уберечь нашего сына?
Люди в деревне, несмотря на мороз, вышли на поиски пропавших детей. Прочёсывали каждый закоулок, заброшенные дома и фермы... до тех пор пока беглецов не сняли с поезда и вернули домой.
Баба Поля оттаскала тогда за уши своего внучка и прорыдала всю ночь от отчаяния и страха за Василька. Она винила себя в произошедшем, что не доглядела за ребёнком.
Прошли годы... Баба Поля пережила свою дочь. Галина умерла от рака. Васятка вырос и перестал приезжать к своей бабушке. Бывший зять снова женился. Про одинокую мать Галины и думать забыл. Смерть не забирала бабу Полю к себе. Соседка Клавдия присматривала за старушкой - ходила в магазин, помогала по хозяйству, готовила кушать. С бабушкой Полей случилась болезнь, которая изъяла из её памяти всю информацию, кроме того страшного случая в морозную ночь. Чувство вины прочно поселилось в больном воображении пожилой женщины. Баба Поля никого не помнила, и Клаву и называла именем своей умершей дочери... Но как только наступала зима, старушка начинала ночами ходить по дворам и искать своего Васятку. Сердобольные соседи уводили бабу Полю, потому как сама дорогу домой она найти не могла.
Внуку Василию не единожды передавали односельчане, что за бабушкой нужен пригляд. Николай сам рассказал другу детства про ночные похождения его бабушки Поли. Василий обещал приехать и забрать старушку к себе, но дальше обещаний дело не шло.
В ту ночь бабе Поле память в очередной раз просигнализировала, что пропал внук. За окном стоял трескучий мороз. Ветер завывал в трубе. Деревня погрузилась в глубокий сон...
- Васятка, мой мальчик, где ты? - шептала себе под нос старушка.
Она, как была в ночной рубашке и старом фланелевом халатике, так и вышла в ночь. Никто не услышал и не остановил её.
- Василёк... - беззвучно бормотала баба Поля.
Перед глазами возникло испуганное лицо дочери.
- Мама, где мой сын? - кричала она ей.
Слёзы катились из глаз старушки и застывали между морщинок, превращаясь в льдинки. Чувство вины и страх за Василька гнали бабу Полину в ночь и в жуткий мороз. Зубы стучали от холода, ноги и руки уже не слушались...
- Внучек, где ты? - в последний раз смогла прошептать она... В этот момент к ней пришло какое-то успокоение. Больше искать никого не надо...
Утром соседи нашли замёрзшую бабу Полю... Похоронили её односельчане на деньги, которые она предусмотрительно откладывала на смерть с пенсии. Любимый Васятка на похороны не приехал. Будет ли его мучать чувство вины за смерть бабушки?
©Лариса Володина

936

Когда я вышла замуж, то начала звонить в дверь.

Свою дверь. Дверь своей квартиры.
В ту самую дверь, которую всегда открывала ключом, с самого первого дня, когда в неё переехала.
Конечно, там был звонок, но им почти никогда никто не пользовался.
У мамы были запасные ключи.
А больше ко мне никто не приходил.

Дома я появлялась к ночи. Соседи были уверены, что я работаю «девушкой по вызову». Прибываю поздно и привозят меня разные мужики.
Мужики действительно были разными.
Таксистами.

А работала я «редактором по вывозу». Приползала уставшая после работы и падала лицом в постель.
Какие там клиенты, тьфу, то есть гости?
Я привыкла к тому, что дома меня никто не ждал.
Некому было открыть дверь.
Только кошке. Но она не умела.

По этому поводу я особо не страдала, прямо скажу. Привыкла и тихонько радовалась: хорошо — никаких сюрпризов, тишина и покой. Что ещё надо?
И вот я вышла замуж и неожиданно, среди прочих удовольствий, открыла для себя ещё одно: звонить в дверь.

Муж работал дома. Поэтому, возвращаясь, я звонила. Иногда это случалось по несколько раз в день.

Тирлинь-тирлинь.
Тирлинь-тирлинь.
Тирлинь-тирлинь.

— Зачем ты отрываешь человека от работы? — возмущалась мама. — У тебя же есть ключи!

— Ты не понимаешь. Это такое удовольствие, когда тебе кто-то открывает. — говорила я.

Я врала. Это было не просто удовольствие.
Это было счастье.
Знать, что за этой дверью тебя теперь кто-то ждёт.

Тирлинь-тирлинь.

Слышать шаги, видеть, как поворачивается ключ в замке, щёлкает ручка…

Тирлинь-тирлинь.

Видеть радость в глазах, улыбку, понимать, что один человек очень тебе рад и скучал, даже если ты всего лишь выходил за хлебом.

Тирлинь-тирлинь.

Если вы долгое время не жили сами, вы ничего не знаете об этом.

Иногда муж открывал дверь спокойно, брал у меня сумку, помогал снять пальто, обнимал и тёрся своей щетиной по моей щеке.

Иногда у него был аврал, он висел на скайпе, поэтому делал красноречивые знаки руками, быстро чмокал меня в нос, и убегал работать дальше.

Но это ничего не меняло. Я уже была в восторге, как человек с хроническим тонзиллитом, наконец, дорвавшийся до мороженого.

Главное — ни разу, ни разу он не рассердился, не психанул и даже не спросил:

— Ты, что, забыла ключи?

Словно понимал, что не в ключах тут дело.

Так оно и было.
Так оно и осталось.
Так оно и будет.

Я желаю вам всем только двух вещей — здоровья и того, чтобы дома вас кто-то ждал.
Остальное вы сами себе намечтаете и добьётесь.
Я уверена.

Дарья Исаченко

937

-Софа, доця, ты када гречку варишь, крупу перебираешь?
- Конечно.
- А зачем?
- Ну чтобы не попался мусор, порченные зёрнышки..
- Так, понятно. А рис?
- Тоже перебираю.
- А зачем?
- Ну, мама, вы же в курсе, чтобы в кашу не попали порченные зёрнышки.
- Так...., а када ты на базаре выбираешь фрукту или овощи, ты их перебираешь?
- Мама, шо я уже сделала не так?
- Вот ты мине скажи, если ты всё знаешь, то как же ты нашла и выбрала своего Левочку?
- А шо вам опять не нравится?
- Мне не нравится?
Мне всё нравится. Вот тока я жду ...и де те золотые горы, шо он обещал. Пока тока растут горы проблем.
- Мама,ну шо вы сгущаете краски...мы же сделали ремонт у калиндоре.
- Конечно, у калиндоре....метр влево, пол- метра вправо. Банка краски и один пьяный маляр. Вот твой папа никада никого ни о чем не просил. Все делал сам.
- Мама, ну Левочка ж работает. Он занят.
- А твой папа шо? Не работал?
Так, Софа, ремонт надо сделать до рождения ребенка. Понятно?
- Мама, но мы пока не планируем детей.
- Они не планирую. Кто вас спросит? Дети сами планируют де и када им появиться. И запомни,Софа, этот момент очень часто неожиданный. Прямо посреди ремонта.
- Та мы всё успеем.
- Софа, када ты станешь мамой, тебе будет глубоко начихать на цвет обоев, тебя больше всего будет волновать вопрос , как пописял? и шо покушал? А меня будет волновать вопрос музыкальной школы и куда поставить инструмент. Мальчик должен получить хорошее образование.
-
Мама, а если это будет девочка?
- Музыка никому не повредит.
- А если она захочет, например, на балет?
- Музыка важнее. Ты не понимаешь, что музыка - это вечная тема для общения в приличном обществе. Если человек разбирается в музыке,его начинают уважать сразу, а если ,вдруг, он ещё и умный....то всё...
- Шо всё?
-Золотые горы.
- Шо то я вас, мама, не пойму. Вот Левочка музыкант, а вы им недовольны.
- Во- первых,если бы он не был музыкантом, фиг бы я позволила ваш брак. Во-вторых, он тока начинающий, я верю в его будущее. А в третьих... де ты видела тёщу,которая довольна своим зятем. Мне же надо соседкам о чем то рассказывать. Я ж  не буду обсуждать,как ты пересолила котлеты. А вот как Левочка ,паразит, не хотел есть эти котлеты....это да..,это тема.
Автор
Марина Гарник

Отредактировано Galina (Вчера 21:04:16)

938

Galina написал(а):

де ты видела тёщу,которая довольна своим зятем. Мне же надо соседкам о чем то рассказывать. Я ж  не буду обсуждать,как ты пересолила котлеты. А вот как Левочка ,паразит, не хотел есть эти котлеты....это да..,это тема.

http://www.kolobok.us/smiles/standart/grin.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_heart.gif


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Рассказы...