Радушное общение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Рассказы...


Рассказы...

Сообщений 941 страница 960 из 1061

941

-Сема, Семочка-а, Семуленька-а...
- Соня, шо ты опять сегодня хочешь?
-Откуда ты знаешь ,что я что-то хочу?
- Это слышно невооружённым глазом. Можно я сначала позавтракаю?
- Одно другому не мешает. Семочка, ты придумал уже что ты мне подаришь на Новый год?
-Сонечка, до Нового года ещё целый месяц...
- Я задала конкретный вопрос.
-Нет, не придумал.
- Вот и не надо думать лишнего. Я сама все придумала.
- Сонечка, но ведь подарок тем и ценнее, шо это всегда сюрприз, неожиданность.
- Мне всякая неожиданная фигня не нужна.
- Тебе нужна фигня конкретная.
- А шо это у нас голос прорезался? Шо это за бунт на корабле? Я же тебе делаю подарки. Всё по списку, все шо человеку надо...
- А может я не хочу по списку. Я бы, может, под ёлочку тоже хотел бы сюрприз от деда Мороза.
- Ты что веришь ,до сих пор, в эту сказку?
- Ну, верить никогда не поздно и не вредно. Я ведь пишу деду Морозу каждый год письмо, только он ,видимо пока, очень занят.
- Ой, тогда я тоже напишу ему письмо. Как оно пишется?
- Ну,как пишется, так и пишется......просто. Но у тебя не получится.
- Это почему это?
- Потому что в письме надо честно рассказать....как ты себя вела весь год и за хорошее поведение просишь подарок.
- Шо то я не поняла.. Это письмо деду Морозу или явка с повинной в полицию.
-Ну я ж говорил, что у тебя не получится.
- А я попробую .... Я что много натворила всякой фигни? Ну было чуток....." Здравствуй, дедушка Мороз."...." Я в этом году вела себя хорошо.."
Сема, а про то что я сковородкой разбила окно у Цили, писать?
- Конечно.
- А шо он не знает?
- Та он то знает. Весь фокус в том, что ты должна написать сама.
- Блин, как на исповеди. ....А про то ,что я веником привела в состояние "хаос" прическу Зинке ,писать?
- Надо писать про все.
- И про то, что я три раза плюнула в кофе своему начальнику? И про то что я специально пересолила твои котлеты?
- Сонечка, про все надо писать.
- Ну и шо я за все эти подвиги получу?
- Ну, как говорится....шо заслужила.
- И шо вот этот секретный документ с признательными показаниями надо отправить по почте? А ,если он попадет в не те руки,шо надо? Это ж ,блин, уголовное дело. А можно я его не буду отправлять? Нет, не так. Я его, вообще, не буду писать. Тогда никто ничего не узнает.
- А как же подарок, под ёлочку?
- А я не буду ничего просить. Пусть это будет сюрприз. Правда, Семочка, сюрприз, гораздо приятнее.
Инет

942

БАБУШКА СОЛДАТА
– Жалко, что ты не можешь ко мне приехать, – вздохнул внук и как-то приглушённо добавил, – тут ко многим в воскресенье приезжают...
Голос Артёмки прозвучал грустно, с какой-то ноткой безысходности.
– Гостинцы, небось, привозят, – не подумав, ляпнула Матвеевна и тут же пожалела об этом.
– Привозят, – невесело согласился внук, но тут же с жаром добавил, – но главное не это! Главное, что они могут увидеться и поговорить друг с дружкой... Только ты, бабушка, не думай про это. Я же понимаю, что из Перми до Москвы добираться на поезде долго... да и денег у нас таких нет. Ничего, бабуль, я как-нибудь справлюсь, дослужу как положено.
Матвеевна ещё несколько минут поговорила с внуком, затем он отключился.
Весь вечер у неё из головы не выходил разговор с Артёмкой. Легла спать и никак не могла заснуть. Стали ей представляться ряды серых солдатских казарм между которых стояли деревянные скамейки. На скамейках тесно сидели обритые наголо новобранцы и их близкие. Родня на убой кормила мальчишек вкусной домашней снедью, и все они дружно смеялись, переговаривались. И только её Артёмка сирота, одиноко подметал в стороне дорожки и некому было приехать и поддержать его добрым словом и побаловать домашними шанежками и пирожками... У Матвеевны аж слёзы выступили на глазах от такого грустного зрелища.
– Нет, Артёмка, не бывать тебе сиротинушкой, при живой- то бабке – прошептала Матвеевна.
Она достала из сундука старый мужнин рюкзак, сложила в него тёплые шерстяные носки, которые хотела отправить внуку посылкой.
Утром первым делом побежала к соседке Надьке. Дочка её, Ксенька, училась в восьмом классе и ещё в прошлый раз сказала, что нашла в компьютере какую-то страницу, где написано про часть, где теперь служит Артёмка и про то, что там написано, что им в посылках можно посылать.
Ксенька подозрительно зарумянилась, когда Матвеевна сообщила соседям, что самолично поедет и навестит внука. И тут же кинулась к компьютеру, чтобы выписать Матвеевне список продуктов и вещей, необходимых солдату. Потом, отпросившись у матери, быстро собралась и пошла вместе с Матвеевной, помощницей. Они дождались рейсового автобуса и поехали в райцентр, где Матвеевна зашла в сберегательный банк и сняла с книжки гробовые деньги, решив, что радость и улыбка внука дороже денег. – Если что – соседи похоронят, не разломятся, – подумала она, всё же в душе надеясь в будущем понянчить правнуков.
В местном магазине она накупила: две банки сгущёнки, сухие печеньки, килограмм карамели, колбасы сырокопченой, которой отродясь не едала, и множество всяких других вкусняшек. Там же, в райцентре, нагруженные пакетами они доехали на другом автобусе до железнодорожного вокзала. Посетовав немного, Матвеевна всё же взяла билет на боковое верхнее место, других билетов на завтра уже не было. – Ничего, – подумала она.– Доеду как-нибудь.
Потом Матвеевна полночи пекла пирожки и шанежки любимому внуку.
Утром её провожали на рейсовый автобус Надька с мужиком своим и свояченица Клавка. Смущённая Ксенька, улучив минуту, торопливо сунула Матвеевне в руки небольшой свёрток и с придыханием, шёпотом попросила её передать это Артёмке, но только самой не открывать свёрток ни в коем случае.
В райцентре Матвеевна села в набитый битком автобус, шедший до железнодорожного вокзала.
– Ну, почему всегда эти пенсионеры с утра пораньше в автобусе мешаются?! – возмущённо воскликнула молодая девица и недовольно дёрнула плечами. – Сидела бы себе дома! Так она ещё с таким рюкзаком залезла!
– Так я это... я, дочка, на вокзал еду, внука в армии навестить хочу. Вот гостинцев ему чуток набрала, – виновато пояснила Матвеевна.
– Ничего себе – чуток! Да тут полгорода можно накормить! – продолжила было девица, но тут с переднего сиденья поднялся здоровенный бугай в спецовке, что сидел до этого к ним спиной и хмуро посмотрел на неё.
– Рот свой закрой, трещотка. А ты, мать, иди сюда, садись. В армии любой гостинец самым вкусным кажется, особенно когда его свои привозят.
Пассажиры живо потеснились, пропуская рассыпавшуюся в благодарностях Матвеевну. Бугай вышел на вокзале вместе с Матвеевной и дотащил её рюкзак прямо до вагона.
– У тебя, мать, какое место?
– Да, милок, обычное у меня место. Спасибо тебе, соколик, за помощь. Матвеевна попыталась сунуть ему сторублёвку.
– Обижаешь, мать! – опять нахмурился бугай и, схватив рюкзак, занёс его в вагон. Увидев, какое место досталось Матвеевне, тут же договорился с парнями из соседнего отсека и один из них, услышав куда и к кому едет эта бабка, тут же согласился поменяться с нею местами.
Через два дня Матвеевна оказалась ранним утром на Казанском вокзале. Таксисты обходили стороной плохо одетую маленькую старушку с большим тяжёлым рюкзаком за спиной. Ну, сразу же было ясно, что нет у неё денег на такси.
Матвеевна же, стараясь крепко и ровно держать спину, прошла вместе со всеми прибывшими пассажирами в большое привокзальное здание. Яркие огни, блестящие экраны, толпа пассажиров и встречающих, глухой голос диктора, объявлявшего прибытие и убытие поездов... Матвеевна поначалу даже растерялась от всего этого. Она остановилась около одного из киосков с едой и поняла, что очень хочет горячего чаю. Скинув с плеч тяжёлый рюкзак, поставила его в угол между киосками и подошла к окошечку в котором было видно продавщицу в белом фартучке. Та неторопливо налила в коричневый пластиковый стаканчик кипятку и кинула в него пакетик с чаем.
Матвеевна расплатилась и, придерживая кончиками пальцев горячий стаканчик, направилась к своему рюкзаку. Она посмотрела в угол между киосками и стаканчик выпал из её вдруг задрожавших пальцев. Рюкзака не было.
– Ой, божечки! – тихо воскликнула Матвеевна, и сразу тысячи молоточков застучали у неё в висках. На всякий случай она зашла в этот угол, потопталась там на враз ослабевших ногах, растерянно оглядываясь по сторонам. И побрела со слезами на глазах, и поникшими плечами к выходу из вокзала, ощупывая по пути свою куртку. – Спасибо, Клавка, надоумила паспорт и деньги во внутреннем кармане всегда держать. Жаль, столько добра пропало. Но ты, Артёмка, не думай, я к тебе всё-равно сегодня приеду. Вот только в магазинчик зайду и куплю тебе всего вкусненького...
– Так, кило печенья, кило конфет... сгущёнка, – стала выкладывать товар перед Матвеевной продавщица привокзального киоска и внимательно посмотрела на вдруг всхлипнувшую бабку.
– Плачете, бабушка? Что случилось? Обидел кто?
– Да вот внучку в армию везла гостинцы, не успела отвернуться на несколько минут, а рюкзака и след простыл, – горестно вздохнула Матвеевна и вновь виновато улыбнулась. – Сама проворонила, думала, что можно как у нас в селе вещь оставить и ничего с нею не будет...
– Это Москва, бабушка, – покачала головой продавщица. – Здесь кого только нет. Глаз да глаз тут нужен. А где внук-то служит?
– Да вот сейчас прикуплю ему гостинцев и поеду на метро до станции... ой, уже название забыла, – спохватилась Матвеевна. – Про Тамань там чего-то говорилось...
– А-а, Таманская дивизия! Метро Саларьево. Мой тоже там служил пять лет назад, – неожиданно оживилась продавщица и вдруг замахала кому-то рукой, – Пётр Васильевич, можно вас на минутку.
Через несколько минут плечистый, крупного телосложения старший лейтенант Круглов быстро опросил Матвеевну про внука и про рюкзак и тут же, отойдя в сторону, набрал номер на своём мобильном телефоне.
– Это я. Короче, тут твои подрезали у бабки рюкзак тёмно-синий. А она внуку в Таманскую гостинцы везла, из Перми человек приехал. Солдат обижать нельзя. Живо тащи мне этот рюкзак и чтобы всё было на месте, иначе ты меня знаешь...
Ещё через десять минут счастливая Матвеевна, вновь рассыпаясь в благодарностях, просеменила за широко шагавшим лейтенантом Кругловым до самого вагона метро.
Доехав до конечной станции, она вышла из метро и, покрутив головой, поняла, что без людской помощи не найдёт нужную автобусную остановку. Спустя пять минут она уже сидела на переднем сиденье в большом комфортабельном автобусе с тонированными стёклами и внимательно рассматривала своих попутчиков. Многие из них, гружённые пакетами, тоже, видимо, ехали к своим солдатикам.
– Сынок, а остановишь мне где Таманская будет, ладно? – просительно она улыбнулась хмурому водителю в тёмных очках. Тот, молча, кивнул.
– Мы тоже туда едем. С нами пойдёте, мы вам более короткий путь покажем, – неожиданно раздался голос сзади. Матвеевна живо обернулась и увидела лысеющего мужчину за сорок и его дородную, весело улыбавшуюся супруга.
Спустя полтора часа Матвеевна сидела на коричневой деревянной скамейке прямо во дворе войсковой части и сама не могла поверить тому, что вот всего два дня назад она была у себя в селе и Москва казалась ей такой далёкой и недостижимой. А теперь вот она – Москва, рукой подать. И сидела уже Матвеевна на скамейке рядом со своим внуком Артёмкой, и гладила его по обритой щетинистой голове, и кормила шанежками и пирожками, что пекла всю ночь перед отъездом.
Счастливый внук, прижимая к груди пакетик, переданный соседкой Ксенькой, вовсю уминал выпечку, запивая её колой...
Матвеевна, улыбаясь и светясь от радости, окинула взглядом скамейки на которых тесно сидели солдатики и их родные и близкие и все дружно смеялись и переговаривались. Неожиданно её взгляд упал на одинокого солдатика, подметавшего чуть поодаль пустой плац. Он изредка кидал на счастливчиков грустные взгляды и продолжал монотонно махать веником.
Матвеевна быстро накидала в мешочек пирожков и шанежек с печеньками и конфетами. Схватила одну из трёх купленных бутылочек с колой и встала со скамейки.
– Сейчас, Артёмка, кушай пока, а я быстренько вон того хлопца угощу. К нему никто, видать, не приехал...
В шесть часов вечера посещение солдат родственниками было закончено и Матвеевна, попрощавшись с Артёмкой, направилась к выходу. Она пошла обратно к автобусной остановке. Почти пустой рюкзак болтался у неё за спиной. Матвеевна шла лёгкой походкой, на душе у неё было светло и радостно – теперь Артёмка не будет чувствовать себя одиноким и позабытым, позаброшенным. Глядишь, получится его ещё разок-другой навестить.
Вон, как у неё всё здорово получилось! И хоть и правильно говорят, что в Москве всегда держи ушки на макушке, а сколько хороших людей она встретила на своём пути. Матвеевна с чувством исполненного долга вошла в автобус и вновь села на переднее место...
© Софья Орех

943

"Одесские истории".
В этой семье меня не ждали. Не для меня растили в два сердца своего одесского мальчика его мама и бабушка. Но именно мне – «понаехавшей», было суждено продлить этот род еще двумя худосочными коренными одесситами. За это я была безоговорочно реабилитирована и принята в семью. И мы, конечно же, срослись по всей плоскости корневых систем и веток. Но кое в чем я до сих пор ощущаю свою ущербность. Одесса – это не только море. Одесса – это кухня. Большая, жаркая, сшибающая с ног смешением самых несовместимых компонентов и ароматов. Особенно летом - в сезон. Я и кухня - не очень дружны по жизни. А об одесской кухне я и вовсе не успела сложить никакого представления за те два года, которые я прожила в этом городе до встречи с моим будущим мужем. И вот эта самая одесская кухня началась для меня именно с его бабушки Клавы. Потому что еда в Одессе - это святое. В одесском доме тебя обязательно накормят, даже, если ты – не очень-то желанная будущая невестка. Поэтому, знакомясь с семьей моего любимого, я безо всяких предисловий попала прямиком на пиршество, которого давно не знавал мой истомленный общежитской жизнью желудок. Бабушка Клава метала на стол куриные биточки, фаршированную рыбу, фаршированную шейку, голубчики с мизинчик, жаркое, оливьешечку, брынзу, холодчик, сопровождая все это восклицаниями: - Ой, ну что ж вам еще подать? Так сегодня совсем нечем угостить… - и скорбно качала головой. Я сразу заметила, как неодобрительно бабушка поглядывает на мою худобу, и старалась очень хорошо есть. Моя будущая свекровь в это время радушно развлекала меня разговорами, но заметив, что на шестом кусочке «шейки» я слегка побледнела, увела меня на балкон – «покурить с кофечком». И, хотя я никогда в жизни не курила, но то была действительно отличная идея. Так, я выжила в тот трудный вечер, и смотрины были пройдены. Следующим подарком судьбы для меня стала необходимость пожить некоторое время под одной крышей с бабушкой Клавой. В то время подарок этот казался весьма сомнительным. Мы долго и страстно скандалили по любому поводу. Но одно оставалось неоспоримым – бабушкино верховенство на кухне. Тут я даже не прикидывалась хозяйкой и честно пыталась научиться ее премудростям. - Тюлька – чудо! – бабушка с гордостью плюхнула на стол передо мной кулек с малюсенькими рыбками. И аромат моего утреннего кофе мгновенно заволокло морским туманом. Мое летнее выходное утро, которое обещало начинаться долго и лениво распитием кофе-чая в обнимку с мужем на тенистом балконе, резко оборвалось бабушкиным возвращением с Привоза. Я хлопала глазами, совершенно не понимая, зачем нам эта мелюзга, если в доме нет кошек. А бабушка Клава уже доставала досточку, ножик и повязывала свой ослепительно чистый передник. - Щас будем чистить, - заверила она меня. - А… можно я сначала просто посмотрю? – спросила я робко. В ответ бабушка Клава одарила меня снисходительным взглядом, мол, что с нее возьмешь – приезжая. И принялась обезглавливать тюльку. Может эти рыбки при жизни и видели в своих ночных кошмарах нечто настолько же ужасающе-виртуозное, но я такие скорости в разделке рыбы наблюдала впервые. Я смотрела на бабушку, раскрыв рот, и от этого неприкрытого восхищения мои акции на семейном рынке стремительно росли. Спустя считанные минуты тюльки превратились в тушки. Отправив сковороду на огонь – разогреваться, бабушка смешала муку, яйца и соль. - Во-от, а теперь берешь вот так пучочек, - и она смастерила букетик из 5 рыбок, держа их за хвостики, - и обмакиваешь в кляр. А теперь, оп! И на сковородку. Биточек, похожий на маленький веер, тут же запузырился по краям в раскаленном подсолнечном масле. А бабушка Клава развернулась ко мне, вызывающе уперев руки в бока: - Ну, что – пробуй! - Я?! – испугалась я. Но куда деваться? Тюлька сама себя не пожарит. А мне ведь придется когда-то вытворять все это самостоятельно на собственной кухне. Вздохнув, я запустила руку в миску, попытавшись собрать свой рыбный «букетик». Но тюльки расползались от меня во все стороны. Одна – сразу угодила в кляр. Другая - предательски выскользнула из пальцев в тот самый момент, когда я уже наконец-то собрала непослушный пучок. Она удрала от меня прямиком на сковородку, минуя всякие предисловия. В этот момент хлопнула входная дверь и в кухню неспешной поступью усталой львицы вошла соседка: - Тетя Клава, а я заколотила блинчики, - соседка выдержала паузу, глубоко вздохнула и, словно бы нехотя продолжила, - а яйца не хватает. Одолжите яичко, тетя Клава. Бабушка пробормотала, но все же полезла в холодильник, извлекла оттуда два яйца и вручила соседке: - Держи, с походом. А то вдруг еще чего-нибудь заколотишь. - Ой, спасибо. Микады купила. Хорошие, - в том же размеренно-минорном тоне отчиталась соседка, и внезапно перешла на верхний регистр - Нет, ну а вы видели черешню на Привозе? Это ж сплошное мясо! - Как это? – не поняла я. - Червивая вся, - пояснила она, глядя на меня, как на потерпевшую. Я поспешно отвернулась к тюльке, а соседка, с двумя яйцами и с невыразимым достоинством уплыла колотить свои блинчики. Бабушка Клава глянула на мои биточки, сгрудившиеся нелепыми серыми бугорками на сковороде, и уверенно оттеснила меня от плиты своим внушительным бюстом: - Ай! Иди играйся – не мучай рыбу! И бросила мне на тарелку свежепожаренный биточек. Недоверчиво помедлив пару секунд, я все же откусила, и моментально восхитилась тем, насколько вкус превосходил вид этого кулинарного чуда. - Помидорку еще возьми, да с хлебушком, - улыбнулась бабушка, созерцая мой восторг. Потом между нами было очень многое. Я научилась у нее делать зеленый борщ по-одесски, узнала секреты приготовления самого фантастического рассольника, пыталась перенимать способы закрутки помидор и приготовления икры из синеньких. Мы готовили плечом к плечу, прорастали друг в друга привычками и историями. А потом разъехались и стали хозяйничать по отдельности. Но на праздники вся семья традиционно собиралась за столом у бабушки Клавы. Однажды, буквально выкатываясь после такого застолья, я спросила: - Бабуль, зачем так много еды? Мы ж не съедаем это все. Она присела напротив, вытирая руки крахмальным полотенцем, и ответила тихо и задумчиво: - Ну, сыты и слава Богу! И мне за вас – худосочных, спокойнее. Только бы вы не были голодными. Только бы не знали, что такое голод… И прибавила: - А вот, рыбу фаршированную ты так и не попробовала! Ну, да я вам дам с собой. Время, как море, слизало уже и тот дом, в котором никогда не закрывались входные двери квартир. И многих жильцов того дома. Но бабушкины биточки из тюлечки так и остались для меня непокоренной вершиной - манящей, как юность, и ослепительно-яркой, как одесское лето.
Марина Линд
(Сеть)

944

Сегодня мы с моей подругой Дусей жарили патиссоны и в доме не оказалось чеснока. Дуся решила быстренько сгонять на машине туда и обратно. До ближайшего базарчика у нас километров 10, так что за полчаса должна обернуться. Наряжаться Дуся не стала, спортивные штаны, футболка и флисовая куртка - самое то, краситься тоже не стала, для кого собственно, и так барышня неземной красоты.
Вернулась Дуся часа через три, довольная собой.
- Вот купила:
• груши, всего 100 рублей за кг,
• азербайджанских помидоров, мясистые аж слюнки текут,
• белорусских огурцов, пахнут как корюшка,
• разнообразной зелени, в салатик постругаем для аромата,
• болгарских перцев, это не тебе, я домой отвезу,
• филе фермерской индейки, мясо диетическое, маложирное, а нам с тобой надо худеть,
• редиску, окрошки хочу,
• десять килограммов сахарного песка, яблок полно, варенья наварим,
• трусы, это тебе, попробуй этот фасон, хипсстеры называются, для твоей жопы- то что надо,
• тефлоновую сковородку, на твоей жарить невозможно, все пригорает,
• пачку чая, твой липтон я не люблю,
• домовенка Кузю, это тебе оберег, пусть будет,
• фейхуЮ, пахнет клубникой, взяла попробовать,
• пачку кофе в зернах, не люблю растворимый,
• кофемолку, у тебя же нет?
• банку морской соли, она полезная,
• набор кухонных полотенечек, симпатичные такие, не смогла мимо пройти,
• мухобойку, форма понравилась в виде ладошки,
• две пары галош,тебе и мне…дожди скоро,
• арбуз, вернее арбузиха, вот смотри хвостик сухой и попка большая,
• ананас, в нем какая-то хрень, которая жиры расщепляет,
• мягкую игрушку, такой мимимишный!
А еще три литра сухого вина в коробке, по килограмму сыра и сыровяленой колбасы, форель слабой соли, лимоны, имбирь, торт и шоколад. Вот. Всё. Лидуся -кто? Лидуся – мо-ло-дец!
- А чеснок?
- *********
(*Основано на реальных событиях)
Татьяна Ферчева

945

Нам суши не надо, нам сало давай!
Близился день рождения мужа – Толе исполнялось 40 лет. Отмечать юбилей решили дома, должна была собраться вся семья. И Яна с головой погрузилась в предпраздничную суету. Очень хотелось, чтобы торжество удалось на славу и запомнилось. И первый вопрос на повестке дня – что бы такого приготовить, чтобы гости ахнули.
Да, она вознамерилась поразить родных своими кулинарными талантами. Сколько можно ставить на стол сало, оливье, селедку да картошку с мясом?! Традиционно, скучно и как-то обыденно – никакого полета фантазии. А ведь можно приготовить что-то необычное, экзотическое. Тогда ее изысканные кулинарные шедевры никого не оставят равнодушным.
В восторге от собственной затеи Яна отыскала в интернете на кулинарных форумах целую кучу любопытных рецептов. Тщательно их изучила, отобрала самые-самые и составила меню. А потом лихорадочно носилась по супермаркетам в поисках нужных ингредиентов и деликатесов.
Оказалось, что не так-то просто разыскать и приобрести все необходимое. Но Яна справилась с этой нелегкой задачей. В конце концов, нет ничего невозможного, если ты хочешь сделать настоящий праздник близким людям.
Проходя мимо полок со спиртным, на секунду задумалась. Муж обычно предпочитал крепкие напитки. Однако к задуманным утонченным блюдам лучше всего подойдет какое-нибудь изысканное вино. И решительно игнорируя водку, она потянулась за дорогим итальянским вином.
Уже перед кассой ее пронзила тревожная догадка – не ставить же на стол старенький потертый сервиз! Этак все впечатление можно испортить непоправимо. Яна развернула авианосец и галопом помчалась в отдел посуды. И скоро ей на глаза попался идеальный набор, способный достойно оттенить всю прелесть экзотической кухни. Она представила, как будут выглядеть ее кулинарные шедевры на белом нежном фарфоре, и зажмурилась от восторга. И, конечно, заодно выбрала новые изящные бокалы для вина. А потом новую льняную скатерть и салфетки на тон темнее, как видела в одном журнале. Да, праздник обещал быть безукоризненным. Ведь она учла все мелочи до единой.
И вот настал знаменательный день. Яна с утра закрылась на кухне, и не пускала Толю даже на порог, чтобы не испортить сюрприз. Чувствовала себя настоящей волшебницей, создавая необычные кушанья и раскладывая на новом сервизе деликатесы. Накрыла стол и счастливо вздохнула – все идеально.
И, похоже, поразить гостей ей удалось. Вся семья сидела и ошарашено смотрела на изысканные яства, даже племянники-непоседы затаили дыхание и молча хлопали глазами.
– Яночка, а что мы будем пить? – осторожно спросил муж.
– Вино, милый.
– Как вино?! Все-все вот прямо абсолютно все будут пить вино? – не поверил Толя.
– Это же кьянти! – напряглась Яна. – Одно из лучших итальянских сухих вин. Его делают из винограда, который растет только в высокогорных районах, поэтому его букет неповторим…
– Понятно, – разочарованно протянул юбиляр, разливая по бокалам вино.
– А водки нет? – тоскливо уточнил свекор.
– Яночка, что это такое? – спросила свекровь, робко показывая на блюдо во главе стола.
– Это королевские креветки с пюре из каперсов в винном соусе. Угощайтесь.
– Хм, а похоже на розовых жирных червяков в болотной жиже, – задумчиво произнес свекор и потер бровь.
– Нет, лучше всего опарыши, – отрезал дядя Ваня, заядлый рыбак. – И никакие другие червяки не подойдут, даже жирные.
– Вот салат с мидиями и авокадо, а это угорь с киви, – решила Яна сменить тему.
– Круто! – завопил Димка, младший племянник, – киви – это птички такие маленькие, я про них в энциклопедии читал. Тетя Яна, а ты их как ловила? – и с интересом уставился на блюдо. – А где у них были клювики?
– Дима, не выдумывай, киви – это фрукт такой.
– Ага, волосатая картошка еще называется, – глубокомысленно изрек Игорек, старший племянник.
Все засмеялись, а Яна напряглась. События развивались совсем не так, как она предвкушала. Гости, вместо того, чтобы наброситься на роскошные деликатесы, причмокивая в блаженном экстазе, неуверенно и с опаской оглядывали стол.
Свекровь осторожно положила себе на тарелку пармскую ветчину и сыр рокфор. Долго пристально разглядывала, потом понюхала.
– Яночка, а мяско, кажется, уже испортилось. Смотри, какое синюшное, и с душком.
– Это пармская ветчина, – тоскливо пояснила Яна. – Ее специально готовят, чтобы получился именно такой оттенок и появился запах. Мясо долго держат на солнце…
– Да и сыр, похоже, того… – перебил невестку свекор.
– Это же рокфор! – чуть не плача простонала она. – Плесень придает сыру неповторимый изысканный вкус. Ну же, угощайтесь, попробуйте что-нибудь, – обратилась к Толиной тёте Вере.
– Ах, я бы с радостью, – проворковала та. – Только я сижу на диете, почти ничего не ем, только хлеб и воду…
– Да? – недоверчиво протянула Яна, оглядывая необъятную фигуру родственницы.
– И я на диете, – радостно воскликнула свекровь.
– И я, – поддержал дядя Ваня.
– Возьмите хоть суши, – в отчаянии повернулась к свекру. – Очень вкусное японское блюдо.
– Нет, спасибо, Яночка, но без водки я пас. Боюсь. У них там Фукусима недавно была. Вдруг радионуклиды…
– Эх, картошечки бы, – простонал именинник. – Да с селедочкой…
– И салка бы, салка … – с нежностью прошептал дядя Ваня.
За столом раздался дружный вздох. Гости переглянулись и понимающе закивали.
Это Яну добило. Глотая слезы, она выбежала на кухню. Следом за ней бросилась свекровь.
– Яночка, не расстраивайся. Ну что ты…
– Да? А чем мне гостей кормить?! Я так хотела вас поразить. И вот, полный провал, – всхлипывала она.
– Ты поразила, поверь, – свекровь успокаивающе погладила ее по плечу. – Сейчас мы всё с тобой исправим. Где у тебя картошка?
И пока мужчины шумно собирались и ходили за водкой, Яна со свекровью нажарили картошки с луком, соорудили селедку под шубой и открыли банку с огурцами и помидорами. А во главу стола поставили домашнюю колбасу и сало, стратегические запасы которых всегда заботливо пополняли родители Толика.
Праздник был спасен. Среди шума и веселья, закусывая традиционную водку традиционной селедкой под шубой, Яна поразмыслила над тем, что существуют семьи, где эксперименты не уместны. Но это их – семьи – совершенно не портит. И она запомнила эту мысль…
© Ольга Бобунова

946

Скорее всего бОян, но я не читала

Советы для Котов и Кошек по уходу за Человеком

Человек — один из самых лучших домашних животных Кота. Он не только живет и радуется вместе с вами, но еще выполняет все ваши требования и приказы.

Казалось бы, заведи себе человека и жизнь сразу пойдет в гору. Но не стоит торопиться с выводами, прежде чем завести себе человека, ответьте на один вопрос «Готовы ли вы будете следить и ухаживать за человеком на протяжении всей вашей жизни?». Если да, то можете смело заводить себе человека, но помните, что вы возьмете на свои лапы очень большую ответственность.

Советы:

1. Обеспечьте человека запасами шерсти. Своей шерсти у человека мало и, чтобы спасти его от холода, вам просто необходимо оставлять свою шерсть везде — на одежде, на белье, на диванах. Лучшим решением будет забраться на полку с одеждой и хорошенько на ней отоспаться. Уверяю, что после такого, ваш человек точно никогда не замерзнет!

2. Держите человека в поле зрения. Ни в коем случае не допускайте в доме наличия закрытых дверей! Вы обязаны 24 часа в сутки контролировать действия своих питомцев. Если вы вдруг заметили закрытую дверь — объявляйте срочную тревогу. Быстро подбегите к двери и начните орать, что есть сил. Не сдавайтесь — кричите все громче и громче! Как только человек откроет вам дверь убедитесь, что с ним все хорошо, после чего развернитесь и уйдите обратно по своим делам.

3. Ухаживайте за растениями. Люди очень любят, когда в доме растет трава, но, к сожалению, совсем не умеют за ней ухаживать. Поэтому задача по уходу за растениями ложится на вас. Для начала избавьте растение от лишних стеблей просто-напросто съев их, это придаст растению красивую форму. Следующим шагом будет избавление растения от лишней земли. Для корней очень важен кислород, поэтому выкопайте лишнюю часть земли с горшка, чтобы цветок получил свежий глоток воздуха.

4. Следите за состоянием человека. Не ленитесь следить за самочувствием человека даже ночью! В течение ночи периодически будите его громким «Мяууу» и проверяйте его самочувствие. Чтобы не заснуть ночью, отсыпайтесь днем, пока человека нет дома.

5. Приучайте человека не тратить время впустую. Избавляйте человека от пустого времяпровождения. Какая польза от просмотра телевизора или сидения за компьютером? Абсолютно никакой! Поэтому постарайтесь избавить человека от этой глупой привычки. Как только увидите человека за компьютером, сразу же расположитесь всем телом на клавиатуре. После нескольких попыток убрать вас с нее, человек поймет, что это бесполезно и просто сдастся. С телевизором дела обстоят куда проще — просто скиньте это барахло на пол.

Если вы будете следовать всем приведенным рекомендациям, уже через некоторое время будете готовы к счастливой совместной жизни с человеком!

Наталья Волнистая

947

Женская логика…. Хохотала до слез узнавая себя
Вот такие мы женщины

Решила сделать простой салатик, порадовать семью. Салат с курицей. Тем более как раз осталось немного отварной курочки, все равно никто уже не ест. В салат этот нужны ананасы. Использовала фрукты из банки, а сок остался. Выпить? Не хочу… Вылить? Жалко…

Вспомнила один рецепт пирога, там нужен сок ананасовый как раз. Сделала пирог. Но туда почему-то только желтки нужны были, а белки остались. Ну не выбрасывать же их?! Поставить в холодильник — все равно потом выброшу.

Придумала! Можно сварганить безе. Легко, быстро, вкусно! В безе использовала цедру лимона. Лимон остался лысый… Если оставить его, засохнет быстро. Что же с лимона то сделать?

Ага, соус вкусный получается для салата. В салат ушла половинка луковицы. А вторая половина лежит, смотрит на меня. А ее куда?

Можно для спагетти вкусный томатный соус приготовить. Нашла в холодильнике банку томатного сока собственного приготовления. Ушла половина. А с остатком что? Жалко, если пропадет. Сама же трудилась летом, закрывала. Натуральный, без консервантов, долго открытий храниться не будет.

Подумала немного, решила сварить борщик. Но, увы, дома не оказалось свёклы. Быстренько собралась, выскочила в магазин. Купила свёклу, картошку, творог, сметану, зубную пасту, носки (по скидке), тапочки (тоже акция была), мыла несколько упаковок, на всякий случай. На обратной дороге зашла в банк, там оплатила коммуналку, возле банка заскочила в мастерскую, забрала туфли с ремонта, купила в хлебном киоске свежие булочки детям в школу для бутербродов. Еле добралась домой с этим всем. Приготовила борщ. Уже не обратила внимание, осталось ли что-нибудь. Упала в кресло, спина болит, ноги отваливаются, рук не чувствую…

Думаю, вот ненормальная! Лучше бы я выпила тот ананасовый сок!!!

948

Galina написал(а):

Лучше бы я выпила тот ананасовый сок!!!

Со мной такое постоянно. Вечно я спасаю какой-нибудь продукт. То это осталось, то другое завалялось, надо пристроить, пока не пропало... Но работаю над собой. Все-таки уже и выбрасываю безжалостно, чтобы не заморачиваться. http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif

949

А что с этим соком за ночь сделается в холодильнике? Я на следующий день выпила бы его и всё.

950

Galina
Хороший рассказ, посмеялась  :crazyfun:
*

Но вот " пристраивать" в себя  "завалявшиеся остатки" - это выше моего понимания.  o.O

951

Тюменка написал(а):

А что с этим соком за ночь сделается в холодильнике? Я на следующий день выпила бы его и всё.

  Вот-вот... Нужно было перелить  сок  в  стаканчик   и выпить, когда захочется. Только и всего. :dontknow:

Отредактировано @Татьяна@ (07-12-2021 20:12:58)

952

@Татьяна@ написал(а):

Вот-вот... Нужно было перелить  сок  в  стаканчик   и выпить, когда захочется. Только и всего.

Отредактировано @Татьяна@ (Сегодня 18:12:58)

Ну так и рассказа тогда бы не было о том, как дурная голова ногам покоя не дает.
У меня вторую неделю.лежит в холодильнике пол-луковицы и ничего с ней пока не сделалось. Буду готовить винегрет и использую ее. А если сильно засохнет к тому дню, так выкину ее без сожаления. Экий убыток.

Отредактировано Тюменка (07-12-2021 20:39:18)

953

Тюменка написал(а):

А если сильно засохнет к тому дню, так выкину ее без сожаления. Экий убыток.

Истину глаголешь)

954

Тюменка написал(а):

А если сильно засохнет к тому дню, так выкину ее без сожаления. Экий убыток.

Валя, я думаю, что засохшие луковицы никто не реанимирует. Равно как испорченные продукты. У меня часто кефир остается, или молоко, срок хранения 6 дней всего, выпить не успеваем иногда. Приходится за день до окончания срока пускать в дело - блинчики, выпечка. Но это если успею заметить, что срок кончается. По окончании срока естественно  на выброс.
http://www.kolobok.us/smiles/standart/yes.gif

955

Матушка моя – незаурядная женщина. Утомившись в деревне от чтения Лескова и музицирования на деревянных ложках, она решила разгрести снег на сарае.

Забралась по приставной лестнице на крышу и перекидала всё вниз. Снежная куча получилась большая и красивая.

Матушка посмотрела на неё, радостно засмеялась, разбежалась и прыгнула.
И застряла. О чём, хохоча, рассказала мне на следующее утро.

– Представляешь, – говорит, – сижу в снегу, машу руками, а выбраться не могу.

– А если бы, – говорю, – ты не вылезла?

– Ждала бы оттепели, – с преступным легкомыслием ответила матушка.

Разумеется, я наябедничала папе. Однако и он отнесся к случившемуся с поразительной беззаботностью.

– Она могла что-нибудь сломать, – строго сказала я, имея в виду маменькины конечности.

– Пускай ломает, – благодушно отозвался папа.
– Для неё и сарая не жалко.

Автор - Елена Михалкова.

956

ЦАКИ для граждан класса «КУ»
(на злобу дня)

https://i.imgur.com/kOTb0R4.jpg

Предприимчивый сибирский бизнесмен решил, что пока народ машет вилами, а власти пытаются его как-то утихомирить надо успеть выловить рыбку в мутной воде. Он выпустил в продажу новый товар – «ЦАКИ для граждан класса «КУ».

Маркетинг к товару у него был звездный:

«Привилегированных граждан как-то нужно отличать от обычных. Покупайте ЦАК! Всегда и везде ВСЕМ будет видно вашу привилегию! Можно по желанию нанести личный QR-код или любую фотографию!»

Я посмеялась тогда, подумав, что это смешной розыгрыш. Однако в тот же день вечером (а это как раз был день, когда в нашем городе вступило в силу ограничительное постановление губернатора), по привычке заходя в ТЦ после работы, увидела, что действительно появился суровый пограничный шлагбаум, между КУ-привилегированными и обычными гражданами.

Огромный торговый центр, обычно вечером наводненный людьми, сверкал красивыми витринами без посетителей. Чистый сияющий пол напоминал поле для керлинга (раньше зал был заполнен разноцветными «едальнями», а теперь столы и стулья убрали, поскольку вступило в силу постановление, мол, обычных граждан не пускать, а граждан класса «КУ» у нас в городе очень мало – соответственно «едальни» сьежились.

Суровые и молчаливые Люди в черном деловито сортировали толпу. Поскольку это был первый день
Новой реальности, народ еще не привык, брыкался, как это всегда бывает, пытался бузить, но, видимо, ТЦ был готов к этому и Людей в черном было достаточно, чтобы сортировать людей правильно.

Кажется, в городе Кургане было воплощено чудесное новаторское решение разделения потоков – прямо внутри ТЦ сколотили дощатые загоны для граждан разного сорта. Возможно у них просто не хватало Людей в черном.

У нас для разделения толпы обошлись строительными лентами и бдительными охранниками.
Зона для обычных граждан сильно уменьшилась: согласно постановлению, нам было можно только за едой и питьем, поэтому довольно долго пришлось стоять на морозе – пускали по 50 человек, больше на нашем продуктовом пятачке не помещалось.

КУ-граждане могли посещать весь остальной ТЦ.

Мы в своем уличном сообществе не унывали. Шутили. Многие вспоминали советские очереди, когда стояли по нескольку часов, даже не зная зачем – узнавали «что дают» когда подходила очередь, и оказывалось, что дают велосипед, который тебе совсем не нужен, а вот в соседней очереди, куда ты не попал, дают вожделенную туалетную бумагу. Но ты берешь велосипед, с мыслью обменять его потом на большую засолочную эмалированную кастрюлю, которая есть у соседа по гаражу… Но это все в прошлом, сейчас мы все в одной очереди.

Когда нашу группу запустили в тепло, мы развеселились еще больше – по огромному ТЦ уныло бродило с десяток КУ-посетителей, все остальные толпились в зоне для обычных граждан. Впрочем, может на верхних этажах еще кто-то был из КУ-граждан, увы, нам отныне туда губернатор ходить не велит, не узнаем никогда :))

Однако, это все прелюдия. Статья-то о «Привилегированных гражданах класса КУ».

Покинув ТЦ, мы оказались с покупками на одной троллейбусной остановке – и обычные граждане и граждане класса «КУ». Соответственно, все потом полезли в один троллейбус. А это час пик, поэтому и те, и другие граждане понимают, что в троллейбус попадут не все, вне зависимости от привилегий. Я попала. Стою. Держатся не надо, потому что что упасть все равно невозможно. Стараюсь держать пакет с покупками так, чтобы их не сильно раздавили.
И тут со спины раздается недовольный женский голос:
«Почему, интересно знать, мы должны ехать стоя, а они (обычные, которые не «КУ») сидят. Нам и здесь обязаны предоставить привилегии! Сначала должны МЫ войти в троллейбус, сесть так, как нам удобно, а потому пусть ЭТИ заходят, если останутся места! А ну-ка, девушка, вставайте! Вставайте, вставайте, я видела в ТЦ, что вас только в продуктовую зону запускали, так что вставайте, а я сяду!»

Все это происходило за моей спиной. Голову повернуть было невозможно, чтобы увидеть эту привилегированную гражданку класса «КУ».
Однако, раздались возмущенные голоса: «Женщина, вы что не видите, что она беременная, куда она встанет, ее здесь раздавят!».

«Ничего, пусть привыкает, скоро вы вообще пешком ходить будете», – раздалось в ответ и чей-то локоть больно уперся в мой позвоночник, все зашевелились. Привилегированная Гражданка класса «КУ» выгнала беременную и довольная уселась в ее кресло, обложившись пакетами из ТЦ…

«Так удачно на распродажи попала» – доверительно сказала эта привилегированная своей пожилой соседке по троллейбусному креслу. Старушка отвернулась от нее, повернувшись как раз в мою сторону.
По ее щекам текли слезы…

А люди в троллейбусе внезапно все замолчали ...
https://cont.ws/@martalorens/2155460

Отредактировано Скорпиошка (11-12-2021 00:56:01)

957

ПРИМЕР ИЗ ЖИЗНИ
Никогда не поздно. Никогда не рано.
Женщины дружили еще со студенческой скамьи.
Вместе учились в кулинарном училище и «стреляли» друг у дружки брючные костюмы. Перерисовывали из журнала Burda модели, постигая азы комбинаторности. Охотились за очками-авиаторами. Конспектировали технологию приготовления цыпленка табака и горохового супа, расставляя на полях восклицательные знаки. «В бульон, сваренный на свиных ребрышках, положить замоченный горох и 1−2 чайных ложки сахара для взрыва вкуса».
Гадали на ветке вишни и держали друг за дружку пальцы в чернилах во время сдачи экзаменов.
На последнем курсе обе вышли замуж и завертелось: распашонки, молочные кухни, ясли, работа в столовых, школьные линейки и пионерские лагеря.
Переезды, поиск мастеров-плиточников и приготовление птичьего молока. Зима, лето, две зимы подряд. Солнце, косохлёст, листопад. Школьный вальс, вальс Мендельсона, дрожащий голос в телефонной трубке: «Мама, ты стала бабушкой». Затем в их домах стало чуть тише, дети переехали и начали воспитывать своих детей.
Подруги вышли на пенсию.
Сменили очки, обои, стрижки. Освоили мишек «Барни» и шоколадное печенье а-ля Oreo.
В тот год случилось непоправимое. Их мужья ушли, не оставив ни обратного адреса, ни записки, ни надежды на еще одну встречу. Один не проснулся, хотя с самого утра планировал стеклить балкон, второй простудился на рыбалке, распутывая леску в зябкой сентябрьской воде и умер на следующий день.
Первое время женщины, встречаясь на кладбище, кивали и тихо плакали, уткнувшись каждая в свое горе. Затем, когда боль чуть поутихла, стали разговаривать. Сперва о том, что лучше посадить на могилках: барвинок или анютины глазки.
Затем о проделках внуков и ноющих суставах. В один из таких дней Макаровна насухо вытерла глаза и предложила создать свое дело. К примеру, организовать кафе. Подруга недоверчиво подсчитала на пальцах не то годы, не то сбережения и выдала резюме, что уже поздно. Макаровна отмахнулась, подумаешь, шестьдесят. Достала тетрадку и быстро набросала меню.
Они открылись через два месяца, и народ повалил толпами. Слух об их борще, пельменях и окрошке распространился молниеносно. Да и цены, смешно сказать, гороховый суп — восемнадцать гривен, вареники — двадцать, жаркое — тридцать пять.
Через шесть лет подруги выкупили помещение. Через семь приобрели авто, получили права и отправились в путешествие. Побывали в Париже, Риме, Будапеште. Объездили Румынию и Болгарию. Попробовали таратор, гювеч и кисело мляко. Мамалыгу, нарезанную суровой ниткой, и творожную запеканку «аливенч» без сахара и муки.
В этом году им исполняется семьдесят. Женщины уже придумали себе подарок. Отработают сезон, побросают в машину кеды с шортами и отправятся в путешествие по Греции. Ведь жизнь с приходом старости не заканчивается. Просто приобретает иное звучание, содержание и смысл.
Ирина Говоруха

https://b.radikal.ru/b04/2112/a1/35ae713fab10.jpg

958

Наивкуснейший рецепт борща.
Ай, не делайте мне беременную голову, я вас умоляю. Вы все тут сами кулинары-шмулинары, все знаете и все умеете. Куда не плюнь, попадешь в придворного повара английской королевы.  Если вы меня спрашиваете, как делать борщ, так и у меня есть что вам ответить.
Что мы знаем о вкусном борще? Только не надо махать руками через головы, я всех прекрасно слышу, у меня хорошее зрение. Я вам скажу больше, я знаю, что вы мне тут будете говорить, мол, мясо, навар, чеснок и капуста.
Ну, конечно, вы же тут все профессора по борщу, только я вам скажу, что вы говорите глупостей. Самое главное в борще, это то, кто его делал. Вам кажется, что борщ может приготовить каждый? Так я вам скажу, что с таких слов вы можете сказать Додику Шварцману, сыну тети Песи Шварцман с центрального рынка, потому как все знают, что Додик идиот.
Но тут ведь нет идиотов, потому я вам скажу, как родным, борщ может делать вкусным только хороший человек. Как бы не морочили бейца всякие китайские индусы, они в чем-то таки правы. Энергия существует. И если вы вздумали готовить борщ в цоресе и гадском настроении, то это будет не борщ, а не знаю что. Вы хочите кушать не знаю что? Ну. Так и я не хочу этого кушать и видеть.
Для начала надо сделать бульон. Какой бульон делала моя бабушка Рахель Евелевна Серпик! Я вам так скажу, это был не бульон, а здоровье! Это был пенициллин, а не бульон. Когда кто-то пробовал его, то он потом неделю не мог есть ничего другого и худел.
Для бульона нужна говядина, и не надо ничего говорить про трефное. Свинину можете кушать без меня, я что обязан это видеть?
Говядина с косточкой. Все. Что вам надо, это говядина с мозговой косточкой. Заливаем водичкой, перец горошек, три –четыре лаврушечки, не чищенная луковица. Все, дети, все. Подожгите плиту и отойдите от кастрюли, не мешайте природе сделать за вас то, что она должна сделать.
Подходить к кастрюле можно только для посолить и снять пенку. И не надо на меня смотреть грустными глазами, вы не раввин из синагоги на Лермонтова.
Пока бульон сам себя готовит, берем буряк. Вы, конечно, можете называть его свеклой, но я вам так скажу, вы поцы! Буряк дает цвет всему борщу, и если вы назовете то, что дает цвет всему женским словом, то вы жалкие подкаблучники и ничего не понимаете в высокой кухне.
Итак, буряк. Мы шинкуем его меленько, потом бросаем на сковороду, немного обжариваем, а потом, это важно. Заливаем поварешкой-двумя готовящегося бульона, выжимаем сверху поллимона и ставим на маленький огонь тушиться. Именно тушиться, не вариться ни в коем случае. Иначе это будет не борщ, а буряковый суп. В конце процесса заправляем томатной пастой. Не зажарку заправляем, которую мы еще не сделали, а именно буряк.
Беремся за зажарку: Шинкуем морковь, лук, корень петрушки, корень пастернака и корень сельдерея. И не надо мне делать голову, что чего-то там не нашли. Не нашли и не нашли. Плохо с вашей стороны, но я не виноват, жарьте как есть. Шинкуем болгарский перец и один острый перец. Все это кидаем на сковороду и зажариваем.
Пока мы делаем зажарку, надо почистить три-четыре картошки, нарубить полвилка капусты и пару стрелок сельдерея, все это бросить в бульон, из которого предварительно уже вынуто мясо и сварившийся лук.
Мясо нужно порезать и вернуть на место.
Когда картошка будет готова, бросайте зажарку, а после нее тушеную свеклу.
Варите борщ еще немного, а за минуту до выключить киньте рубленные зубчики чеснока, перец и мелко нарезанные петрушку и укроп.
И еще, я вам так скажу. Один и тот же рецепт может сделать сто человек, но получится вкусно не у многих. У меня получится, а у многих нет.
Но после того, как вы заправите борщ сметаной, начистите чеснок и нарежете черный хлеб, а потом это все попробуете и скажите, что это не вкусно, я перестану хотеть ходить с вами по одной улице, потому что я не люблю людей говорящих неправду.
Одним словом, зай гизунд, чтоб вы мне были так здоровы, как я вам еще хоть раз расскажу что-нибудь, если вы не верите уважаемому и пожившему человеку. Гей шлофн, не делайте мне голову, я вас умоляю.
Александр Гутин
https://c.radikal.ru/c11/2112/51/d09679c6d00c.jpg

959

УРАГАН И НЕМНОГО ЛЮБВИ
Ураган “Катрина” прошелся по Новому Орлеану и Луизиане, как молот Молоха. Разрушая всё вокруг и убивая. А потом пришла большая вода и утопила тех, кто выжил, спрятавшись недостаточно высоко.
Все, кто захотел послушаться предупреждений об эвакуации, попытались покинуть города и их окрестности. И на дорогах образовались огромные пробки. А ураган шел со скоростью 280 километров в час.
Тысячи людей погибли или числились пропавшими без вести, а сотни и сотни тысяч лишились всего.
Вот одну из историй этих людей я и хочу вам рассказать.
Ферма находилась в окрестностях Нового Орлеана. И мужчина выращивал там кукурузу. Работящий мужик. Много гектар было у него, а работник один. Только он. Но он справлялся. При помощи техники. Хорошей, качественной и удобной. В сезон посева и уборки он нанимал временных рабочих и хорошо платил им. Не скупился. Он понимал – не заинтересуешь, не получишь результат, а поэтому.
Поэтому он всегда был в выигрыше. Не то чтобы богачем был. И не то, чтобы состоятельным назывался, но.
В долгах у банков не был. И покупал технику, запчасти и посевной материал за свой счёт. Не бедствовал, короче говоря. И деньги на счету были. А поэтому, дом у него был хороший, добротный дом. Жена была и двое мальчиков. Один десяти лет, а второй восьми. А ещё у него были.
Кот и собака. Они прибились к нему котёнком и щенком. Закатившись маленькими комочками в мастерскую, где он ремонтировал свою технику. Так оно и пошло. Огромный, черный кот и сенбернар с такой умилительной мордой, что казалось.
Не может быть на этом свете никого, кто не улыбнулся бы, посмотрев на Тоби.
Они выросли на руках у фермера. Он брал их с собой в кабины трактора и уборочной машины. Он таскал их с собой в мастерскую, чтобы не было скучно. И постепенно они стали считать его своим самым близким родственником. Нет.
Конечно мальчишки и жена фермера тоже очень их любили. Они тоже носили их на руках. И всё –же.
Всё – же. Черный кот Том и сенбернар Тоби, предпочитали фермера, проводя с ним всё своё время.
Когда жена ставила на стол обед или ужин. Том запрыгивал на стол и обнюхивал всю еду презрительно морщась. Он поднимал глаза на неё и смотрел очень подозрительно. Как будто говорил.
-Что? Что это ты положила? Это вообще, съедобно?
Женщину это очень обижала, и она кричала.
-Опять твой Том. Гадкий кот. Подозревает меня в том, что я хочу тебя отравить. А, ну. Пошел отсюда!
Немедленно прибегал Тоби и начинал лаять, осуждающе смотря на Тома.
-Гав, гав. Ты что? Совсем с ума сошел? Как ты можешь такое думать? Гав, гав.
Кот презрительно морщился и уходил, но проверять еду не переставал. Ведь кроме него позаботиться о папочке было некому больше. На эту глупую собаку уж точно рассчитывать не приходится.
Так они и жили. Дружно, хорошо. Каждый старался помочь чем мог, тяжело работавшему фермеру и он. Был совершенно счастлив. Что ещё можно желать в жизни, если дома тебя ждёт любящая семья, а рядом с тобой в кабине сидят два пушисто –кудлатых существа, смотрящих на тебя влюблёнными глазами?
Да ничего. Нечего больше желать. Даже денег.
Тем более, что деньги в банке были, а это значит. Что жена и дети всегда могли взять одну из машин и поехать в город оторваться по магазинам.
Ну, так вот.
29го августа ураган Катрина обрушился на пригороды и сам город, а утром  этого дня.
Утром фермер и семья попытались уехать. Но застряли. Из-за пробки, образовавшейся на дороге прямо на развилке, столкнулись минибус и огромный джип. И пробка растянулась на несколько километров. Фермер с семьёй вернулись в дом и стали думать, что им делать. Идти было некуда и в подвале навряд-ли можно было укрыться. Хотя жена настаивала именно на этом и тут.
Тут фермер сквозь завывания ветра расслышал, как на улице воет Тоби и ему явно подвывает Том. Он прервал на несколько минут разговор с женой и вышел на улицу. Там на улице.
Прямо у раскрытых ворот стояли пёс и кот и смотрели на фермера. Они явно показывали ему, что надо идти. Кот отбегал несколько шагов по направлению к лесу и возвращался, смотря на мужчину, а пёс.
Тоби лаял призывно.
Фермер несколько минут смотрел на них. Он колебался. Понимание постепенно приходило к нему, но. Как доверить свою жизнь, жизнь жены и жизни своих детей коту и собаке? Он колебался ещё несколько минут, а после.
Потом он вошел в дом и твёрдым голосом сказал.
-Собирай вещи. Возьми воду и еду. Всё положи в рюкзаки и выходим через двадцать минут. Жена была категорически против.
-Как можно доверять этому гадко-противному черному коту? Он же явно меня ненавидит. И ты доверишь ему жизнь наших детей?
Впрочем.
Причитая, ругаясь и обещая мужу оторвать голову если что, жена…
Медленно, но всё –же собирала вещи. И через полчаса. Они вышли. Впереди шли кот Том и сенбернар Тоби. Первый раз за все годы они не переругивались, а шли голова в голову. Они время от времени оборачивались и как бы подгоняли семью. Фермер шел нахмурившись, и всё время оборачивался в сторону неба. Становившегося постепенно из серого в тёмно-коричневое.
Через три часа Том и Тоби привели семью на небольшую полянку. Прямо посреди леса. Тут они и уселись, смотря на своего человека влюблёнными глазами и явно показывая всем видом.
-Всё. Мы пришли. Теперь всё будет хорошо.
-Ты нас всех убил! Ты доверил нашу жизнь… Куда они нас привели? Неужели ты не понимаешь, что на этой поляне нам не спастись?!
И ещё много чего жена сказала фермеру. Обидного, тяжёлого и жестокого. А он сидел рядом с сыновьями на небольшой коряге, обняв их за плечи и молчал.
А что он мог сказать в ответ? Он молился.
И ближе к вечеру голос жены перестал быть слышен. Ураган “Катрина”, вступил во владения всей этой территорией. Надобно вам сказать, дамы и господа. Вслед за ураганом самой высокой категории идёт волна. Очень высокая волна. Вот, только не единым фронтом, иногда.
Иногда это несколько волн, которые встречаясь. Ударяются друг о друга, а иногда.
Иногда они расходятся. Вот точно это и случилось. Вековые деревья спасли семью от дикого ветра. А вода.
Вода просто обошла этот лес стороной.
Из выживших людей, в этом районе. Из выживших, не успевших уехать. Было всего четверо.
Фермер, его жена и двое сыновей. Да, чуть не забыл. И их кот с собакой. Теперь…
Фермер не стал восстанавливать разрушенное хозяйство. Он купил одну из разорившихся ферм, в другом штате и быстро наладил всё. Он хотел уехать подальше от океана и уехал. Купил технику и наняв работников построил новый дом. И в следующем году уже убирал первый урожай кукурузы.
А в центральной зале большого дома стоял огромный прямоугольный стол из дерева. Это была гордость всей семьи. Именно за ним вечером и собираются все и жена выставляла тарелки, а кот.
Этот гадко-противный черный кот по имени Том, запрыгивает и скорчив презрительную рожицу обнюхивает тарелку с едой для фермера, после чего.
Он смотрит на женщину совершенно подозрительным взглядом, но.
Она уже почему-то не обижается. Она смеётся и кричит.
-Да не собираюсь я травить твоего рОдного папочку. Зови его ужинать.
После чего подходит и гладит большого черного кота, а потом.
Потом несёт ему маленькую тарелочку с вареными, специально для него куриными потрошками.
-Иди. Иди уже, подозрительный кот. Успокой свои нервы. Покушай.
И Том спрыгнув вкусно чавкает, а Тоби. Немедленно прибегает из спальни, где он дремал и начинает заливисто лаять на большого черного кота. Он смотрит на Тома осуждающе.
-Гав, гав. Ты что? Совсем с ума сошел? Как ты мог такое подумать? Как не стыдно. Гав, гав.
Но кот смотрит на эту глупую собаку со снисхождением. Ну действительно.
Кто же ещё может позаботиться о папочке, если не он?
Вся семья смеётся и приступают к трапезе. Вот и вся история.
А о чем она? А очень просто.
О доверии и о выборе.
И о любви. Потому что, если бы не она, то и вывести эту семью было бы некому.
Ведь всего этого могло бы и не быть, если –бы фермер не доверил свою жизнь и жизни своей семьи коту по имени Том и сенбернару Тоби. А они не любили бы его больше жизни своей.
Дай Бог им здоровья.
Чего и всем вам желаю.
ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

960

В детском саду, куда ходил мой сын, было так себе, средненько. Без инноваций. Атмосферу оживлял только асоциальный элемент Степа, не выговаривавший половину букв, что почиталось за счастье – некоторые слова обсценной лексики в его исполнении не распознавались.

А моя знакомая, Татьяна, определила дочку в сад продвинутый. У них там генеральная идея – укрепление внутрисемейных связей посредством активного участия пап-мам во всех детсадовских фейерверках. Помимо прочего раз, в год каждый родитель должен сыграть в спектакле.

Татьяна удачно улизнула от новогоднего утренника, отбоярилась от восьмимартовского и уже вздохнула облегченно, но на горизонте нарисовался День птиц.

И вот ей звонит недовольная воспитательница Кристина Юрьевна, выговаривает за безынициативность и сообщает, что остальные родители клювом не щелкали, разобрали все роли, так что ей, Татьяне, достался крапивничек, готовьте костюм, у вас еще три дня. И запишите слова: «Я птичка-невеличка, на веточке сижу и ягодку-малинку на ветке сторожу». Сначала выскажется ласточка, дети ее поприветствуют, потом Вы.

Татьяна полезла в Интернет, чтобы хоть понять, как этот крапивничек выглядит. Две ночи вырезала и раскрашивала перья, пришивала их к свитеру и мастерила клюв и хвост.

В пятницу с утра позвонили родители, сказали, что заедут вечером прямо в сад, заберут Соньку к себе и вернут в воскресенье. Таня намекнула маме насчет выигрышной партии крапивничка, но Елена Ивановна напомнила дочери, что тридцать пять лет проработала учительницей младших классов, ей эти крапивнички уже вот где, уволь.

Кристина Юрьевна сказала:

– Быстренько переоденьтесь и давайте вон туда, слова помните? Вы после ласточки.

На птичьем дворе уже маялись толстый папа в черном, мама хулигана Яковца ака ласточка, двое неидентифицируемых пернатых и чья-то бабушка-павлин, вся в перьях, блестках и каменьях, вылитый мулен-руж, каким он видится из наших палестин.

Папа в черном профальцетил, запели капели, заря занялась, грачи прилетели, весна началась. Павлинья бабушка басом несла аналогичную хрень. Яковец-мама два раза сбилась, но собралась и изложила страданья ласточки, стремившейся на историческую родину «вдоль по меридиану, сквозь пургу и снега».

– А вот и крапивничек, эта крохотная птичка никуда не улетала, но вместе со всеми радуется окончанию зимы! – объявила Кристина Юрьевна.

Вышел крапивничек. Размер пятьдесят второй, рост метр восемьдесят два плюс каблук. Красиво взмахнул крыльями.

На «птичке-невеличке» в задних рядах захрюкали. На «ягодке-малинке» к хрюканью подключились ряды передние, а задние перешли к неконтролируемому ржанью, что, в принципе, органично вплелось в сюжет: лошади тоже радуются приходу весны.

«Все, – подумала Татьяна, – фиг с ним, с этим садом, пусть сидит дома, второй раз не переживу».

Следом опозорились еще две птицы, что несколько примирило.

В конце дети трогательно пропели про ручьи и солнышко. Татьяна, не успев сбросить перья, упаковала Соньку, вручила родителям, помахала вслед машине и пошла переодеваться. Сумки, пакета с одеждой и пальто нигде не было. Встревоженным крапивничком она металась по саду, пока не сообразила, что вещи свои бросила на заднее сиденье родительской машины.

А потом ее выгнал сторож. Начало апреля, вечер, холодина, а она на улице в перьевом свитере и с хвостом, без ключей, денег и телефона. Родители доберутся до своего поселка часам к девяти. Есть запасные ключи, у подруги, но подруга на другом конце города.

Она побегала взад-вперед перед воротами сада и, решившись, бросилась к какому-то прохожему:

– Ради бога извините, вы не могли бы вызвать мне такси?

Прохожий оглядел Татьяну, на всякий случай отступил на шаг и сказал:

– Может, лучше скорую?

– Да я нормальная! В саду спектакль был, я вещи свои потеряла, ну, пожалуйста, вызовите!

Прохожий еще раз посмотрел, подумал, такси вызвал, но не ушел.

– Я с вами постою, пока такси не придет. Позвольте узнать, вы кто?

– Крапивничек! – уже со слезами сказала Татьяна.

– Что вы говорите? Никогда бы не подумал. И кстати, давайте, я перья оборву, а то вид у вас, знаете, несколько вызывающий.

– Не оборвете. Пришиты насмерть. Я пробовала.

А потом подъехало такси, и таксист отказывался везти безденежного крапивничка, так что прохожему пришлось ехать вместе с Татьяной. И обнаружить, что подруги нет дома. И звонить ей. И ждать ее. Разговаривать.

И что у них там сейчас – не знаю. Но что-то определенно есть. Хорошо, если так. Ибо каждый крапивничек заслуживает если не счастья, то хотя бы прихода весны...

Наталья Волнистая


Вы здесь » Радушное общение » Литературный раздел » Рассказы...