Радушное общение

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Наши птички

Сообщений 861 страница 865 из 865

861

Таня35 написал(а):

у нас на участке только 2 одуванчика всего!

почему  так  мало ?

862

Таня. Могу поделиться одуванчиками. На днях вот такой выкопала:https://i.imgur.com/RtlpLE6.jpg

863

Светлана Л написал(а):

Таня. Могу поделиться одуванчиками. На днях вот такой выкопала:

На салат можно пустить.
Пару дней назад гуляли вокруг деревни. Смотрю, две тетки на лугу, где трава для коров потом вырастет, что-то собирают. Я к ним пристала с расспросами. Собирали они одуванчики для салата.
В салатную заправку посоветовали положить горчицу.
Я ещё не пробовала

864

Да  у нас  этими одуванчиками можно корову накормить...  На улице за забором целые лужайки одуванчиков. Семена летят...

865

Д. Вердон "Питер Пен должен умереть". (детектив Гурни, ушедший в отставку, купил ферму, но профессия его не отпускает.  Его жена Мадлен полюбила кур. Диалог показался смешным.)

Мадлен вырисовывалась силуэтом на фоне двери, вдыхая холодный застывший воздух.
– Слышишь? – спросила она.
– Что? – Гурни протер глаза и выпрямился.
– Гораций. Вот он, снова.
Гурни вполуха прислушался, но кукареканья молодого петушка не расслышал.
Подойди к двери, тогда услышишь.
Гурни чуть было не ответил, что, мол, не так уж и интересно, но сообразил, что день с такого лучше не начинать. Выкарабкавшись из кресла, он подошел к двери.
– Вот, – сказала Мадлен. – Теперь слышал, да?
– Кажется.
– Когда построим вот там курятник, – жизнерадостно заверила Мадлен, показывая на поросший травой участок между зарослями аспарагуса и старой яблоней, – слышно будет гораздо лучше.
– Ничуть не сомневаюсь.
– Они это, чтобы застолбить территорию.
– Гм-гм.
– Отпугивают других петухов, сообщают им: «Это мой двор, я его первый занял». Мне так нравится! А тебе?
– Что нравится?
– Да кукареканье же.
– А. Да. Очень… по-деревенски.
– Не уверена, хочу ли держать много петухов. Но одного – очень здорово.
– Ага.
– Гораций. Сперва я еще сомневалась, но теперь кажется, это имя для него – то, что надо, правда?
– Пожалуй.
Сказать по правде, имя Гораций без каких бы то ни было разумных причин напоминало ему имя Карл. А имя Карл, едва всплыв в памяти, тянуло за собой те полные ужаса глаза с фотографии, глаза, словно бы увидевшие самого дьявола.
– А как быть с остальными? Пеструшка, Резвушка и Толстушка – как, по-твоему, не слишком глупые клички?
Гурни потребовалось несколько секунд, чтобы включиться.
– Слишком глупые? Это для кур-то?
Мадлен засмеялась и пожала плечами.
– Вот построим домик и вольер, не придется им больше сидеть в душном сарае.
– Ну да.
Недостаток энтузиазма в его голосе был очевиден.
– Позаботишься, чтобы никакие хищники туда пролезть не могли?
– Да.
– Директор нашей клиники на той неделе потерял одну из своих род-айлендских красных. Только что была – и вот уже нет.
– Когда их выпускаешь, всегда рискуешь.
– Нет, если построить правильную вольеру. Тогда они смогут выходить, бегать, копошиться в траве, они ведь любят это, – и все-таки оставаться в безопасности. Будет так весело – наблюдать за ними, прямо вот отсюда.
Она снова показала выбранный участок, выразительно ткнув туда указательным пальцем.
– Так что, по его мнению, сталось с пропавшей курицей?
– Кто-то утащил. Небось, койот или орел. Он, скорее, ставит на орла, потому что после засухи этим летом они стали охотиться не только на рыбу.
– Гмм.
– Он говорит, если мы собираемся строить вольеру, надо обязательно натянуть проволочную сетку сверху – и врыть ее по меньшей мере на шесть дюймов в землю. А не то какая-нибудь тварь подкопается.
– Тварь?
– Он упоминал хорьков. Вот кто, судя по всему, полный кошмар.
– Кошмар?
Мадлен поморщилась.
– Он говорит, если хорек добирается до кур, то… то откусывает им головы, всем, сколько есть.
– И не ест? Просто убивает?
Она кивнула, плотно сжав губы. Не просто поморщилась, скривилась, как от физической боли.
– Говорит, хорек просто в амок впадает… как только попробует крови. Как начнет, не может остановиться, пока всех не перебьет.